Кунсткамера

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кунсткамера » Недостающее звено » Милая женушка?


Милая женушка?

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

В конце концов, реакция на такое бездумное поведение была вполне ожидаемой. Однако в такой ярости рыжик Рика не видел уже давно. И естественно, состояние полутрупика не послужила достаточным оправданием для подобного поведения.  Но это состояние повлияло на способность к сопротивлению, так что Виль просто безвольной куклой трясся в руках брюнета, чувствуя, как стальные шарики перекатываются в голове, заставляя ее болеть с новой силой.
-Рик, прости, больно, - просипел Виль, ослабевшими пальцами пытаясь поймать хоть какую-то часть тела соседа: руку, например, или плечо. Попытка сказать что-то в свое оправдание закончилась лишь хриплым звуком «а». Удар кулаком был не столько сильный, сколько обидный, хоть и вполне заслуженный. Да и головную боль это чудесное средство народной медицины в исполнении Рика не сняло. Виль даже на мгновение подумал, что голова, как лампочка, раскрутится и укатится куда подальше. Это было бы, наверное, наиболее удачным исходом событий. Не пришлось бы потом так болезненно признаваться самому себе в неправоте. И просить прощения у Рика тоже бы не пришлось. Хорошо быть лампочкой. Очень хорошо и удобно.
-Мне не срать, - тихо прошептал Виль, захлопнувшейся двери, прижимая ладонь к ноющему и пульсирующему участку лица. Он даже не мог решить, что было хуже – выслушивать крики брюнета или же слушать тишину в пустой комнате, глядя на опустевшее кресло, в котором только что сидел самый дорогой для Виля человек, и которому он только что сделал так больно. Надо было с самого начала все прояснить. Чем бы это не закончилось. Конечно, Рик – создание непредсказуемое, но вместо того, чтобы вести себя, как последний идиот, можно было сразу сказать ему все и не мучаться потом угрызениями совести. Все равно, он бы в очередной раз свел все к шутке. Это довольно удобно. Говоришь какую-нибудь страшную тайну, которую до этого бережно хранил в глубинах собственной души, а потом смеешься. И выговорился, вроде, и пошутил.
Тихонько зашуршав одеялом, Виль выбрался из кровати, плавно, соревнуясь в медлительности со всем родом улиток, он поставил сначала одну, а затем вторую ногу на пол. Встать оказалось еще сложнее. Справившись с собственным непослушным организмом, парень смог-таки крошечными шажками добраться до гостиной. Пару минут он в нерешительности наблюдал, как мерцает экран.
-Рик, - тихонечко позвал рыжик, стараясь силой воли побороть очередной приступ кашля. Заражать или не заражать соседа было уже не такой важной проблемой. Если заболеет – Виль ползать будет, но сможет о нем позаботиться.
-Рик, прости меня, - парень прошел в комнату и подошел к дивану, абсолютно наглым образом, не стесняясь собственной художественной наготы и испускаемых во все стороны бактерий, уселся на колени брюнета. – Прости меня. Пожалуйста, прости.
Словно мантру повторяя это жалкое «прости», рыжик принялся покрывать поцелуями щеки и губы Рика, взяв его лицо в горячие ладони. Это было скорее не само извинение, так как Виль прекрасно понимал, что после такого что-то разъяснить все-таки придется, а пауза, во время которой он мог бы собраться с духом.
-Дело не в том, что мне срать на тебя. Дело в том, что… - от волнения и разболевшегося горла голос совсем осип, поэтому Вилю пришлось откашляться, поэтому он предусмотрительно отвернулся от Рика. – Просто я люблю тебя.
Выдав это чистосердечное признание, рыжик, уткнулся носом в шею соседа, осторожно цепляясь пальцами за его футболку, чтобы не убежал после такой внезапности.

0

32

Когда Виль зашел в гостиную, Рик даже бровью не повел. Он все еще кипел от злости и никак не мог справиться с желанием что-то сломать или кого-то убить. Так что он старался разрядиться какой-то совершенно тупой передачей, на которую наткнулся в процессе переключения каналов. Когда Виль позвал его, брюнет благополучно проигнорировал, про себя отметив, что лучше бы тот вообще молчал тихонечко и лежал в кроватке. А то если скажет еще какую-то глупость, Рик точно не сдержится и Виль явно двинет кони от удара тупым предметом по голове. Стулом, например. Но когда рыжик появился прямо перед Риком, игнорировать его уже не было ни шанса. Брюнет посмотрел Вилю в глаза, ожидая, что же тот скажет. Какую еще очередную глупость ляпнет, доводя соседа до белого каления и смертоубийства. Но когда он уселся Рику на колени и с самым несчастным видом, осипшим от простуды голосом, принялся молить о прощении, Рик растаял. Просто невозможно было злиться на человека, который выглядел так беззащитно, так грустно. Брюнет прикрыл глаза, практически нежась под поцелуями, чувствуя, как злость благополучно угасает, и осторожно обнял Виля за талию. Когда Виль признался в своих чувствах, Рик невольно вздрогнул. Он всегда боялся чего-то серьезного, какой-то ответственности за другого, жизни ради другого человека. Он всегда старательно бежал от таких отношений, понимая, что никогда не сможет сказать то же самое в ответ. Что будет только мучить человека, если оставит при себе, но так и не ответит взаимностью. Но сейчас он не мог просто так взять и исчезнуть. Но и сказать в ответ, что любит, не мог. Он хотел Виля, хотел быть рядом, нравилось засыпать в обнимку, но была ли это любовь, он не понимал и не хотел понимать.
- Я знаю, - тихо прошептал Рик в ответ на признание и крепко обнял Виля, поражаясь, какой же он нереально горячий. – Тебе нужно спать и не вставать с кровати, - брюнет подхватил соседа под бедра и поднялся с дивана, удерживая на руках. – Моей принцесске пора в кроватку, - он не удержался все-таки от привычных подколов и издевательств над соседом. На всякий случай прижал к себе покрепче, а то еще вздумает вырываться, и перенес в спальню, укладывая на кровать. Заботливо так укрыл одеялом и достал из недр шкафа аптечку.
- Чем тебя лечить-то?  - Рик трагично вздохнул и высыпал все имеющиеся в аптечке таблетки на край кровати. – Вот это что, интересно? – он взял первую попавшуюся упаковку и принялся ее рассматривать. – Без рецепта отпускается, что-то безопасное значит? Может выпьешь? – он задумчиво вертел таблетки в руках. Естественно, никакой инструкции внутри уже не сохранилось. – А, нет, срок годности истек. А это что? – Рик бросил таблетки обратно в аптечку, хотя следовало бы их сразу выкинуть в ведро, но вставать было лень. – Вот еще какое-то странное название. Не знаешь от чего? А, инструкция есть. Слабительное. Вот чем я буду тебя поить, когда будешь плохо себя вести, - Рик посмеялся и потрепал Виля по волосам. – Ты какие-то из этих таблеток знаешь? А то я в них вообще не понимаю…

0

33

«Не сбежал. Уже хорошо», - Виль положил голову соседу на плечо, крепко цепляясь пальцами то за его футболку, то за руку, еще немного и за нос бы схватил, лишь бы Рик благополучно не смылся.
-Правда, - одними губами проговорил рыжик, закрывая глаза. Все, что мог, он уже сделал. Он даже и не рассчитывал на какие-либо ответные чувства со стороны Рика, и прекрасно осознавал, что скорее всего, как только спадет температура, ему станет мучительно стыдно от собственной разговорчивости. Но пока можно было, как ни в чем не бывало, цепляться за Рика, прижиматься к нему, чувствовать, что он обнимает в ответ. Вполне неплохая компенсация за признание.
-Эй, я сам могу ходить! – Хрипло возмутился Виль, слабо дрыгая ногами в жалкой попытке опустить их на пол. – Рик, я тебе не принцесска, не надо меня на руках таскать, я же все-таки парень!
В свете последних событий, заявление о том, что Виль «все-таки парень» звучало скорее, как новое удивительное открытие, нежели, как факт. Рыжик почувствовал себя несмышленым ребеночком, которого приходится таскать на ручках и кормить с ложечки. Унизительно, однако.
Оказавшись в кровати, парень сразу юркнул под одеяло, которое стало уже привычным убежищем. Какое-то время он лишь тихонько наблюдал, как брюнет ищет подходящие лекарства. Но от мысли, что Рик ведь и правда может попытаться вылечить его простуду с помощью слабительного, стало страшно.
-Давай я посмотрю, - тихонько кашлянув, проговорил рыжик, выхватив из загребущих ручонок соседа аптечку. – Знаешь, судя по срокам годности, у тебя не остается выбора, кроме как лечить меня исключительно своей нежной заботой и силой мысли. Ты когда тут был-то последний раз? Почти все испортилось.
Выудив откуда-то со дна аптечки яркую коробочку, инструкция которой явно свидетельствовала о том, что это съедобно при простуде, Виль достал из нее круглую таблетку и принялся крутить в пальцах, будто мог по виду понять, спасет она его или нет.
-Принеси воды, пожалуйста, - прошептал рыжик, планируя закинуть таблетку в рот. – Хотя нет. Лучше не уходи. Сиди тут. Я так проглочу.
Будто бы, сходив на полминуты на кухню, Рик мог внезапно исчезнуть. С некоторым усилием протолкнув несчастный  кружочек по пищеводу, рыжик почти подполз к соседу, и крепко обняла его руками за талию, уткнувшись носом в колени.
-Вот так и сиди, - Виль потерся щекой о колено Рика, даже не планируя выпускать его из цепких объятий. Вообще, у него было достаточно много просьб к брюнету. Как минимум, сильно хотелось пить. А еще хотелось второе одеяло. А еще хотелось заняться с ним сексом. А еще хотелось есть.
«Стоп, что?!» - Виль чуть сам не вздрогнул от собственных мыслей. – «Это все температура. Не хочу я секса. Или хочу? Его уже так давно не было… Блин, у меня температура под сорок, о чем я вообще думаю в таком состоянии!»
Стараясь скрыть позывы разбушевавшегося воображения, рыжик уткнулся носом Рику в живот и зажмурился, продолжая крепко обнимать. И все равно это не спасало. А он и не знал, что может превращаться в маньяка, когда поднимается температура. Какая-то способность специально для всех неудачников. Хочется, а нельзя.

0

34

- Давно меня тут не было, - Рик пожал плечами, наблюдая, как Виль роется в таблетках. – Здесь вообще никого давно не  было, ты же видел слой пыли. Так что ничего удивительного, что все испортилось, - брюнет хотел сходить и принести воды, но остановился от слов соседа, - Неприятно же так глотать, он вздохнул, запуская пальцы в волосы прижавшегося Виля и перебирая их нежно так. Вообще, простывший сосед вызывал в брюнете сострадание, даже какое-то желание позаботиться, что для Рика было в новинку. Но рыжик выглядел таким тихим, таким беззащитным и несчастным, что ругаться на него не было ни сил, ни желания.
«Да не пропаду я никуда», - сам себе сказал Рик, продолжая гладить Виля по волосам.
- Тебе температуру померить надо, - он потрогал пальцами лоб, словно мог и так определить температуру. Но нет, не мог. Так что нужен был боле верный способ. Он выудил из аптечки градусник и сунул Вилю под нос. – Вот, померь пока, а я схожу все-таки за водой. И телевизор выключить надо, - Рик ловко выпутался из объятий соседа, перекладывая его голову со своих коленей на кровать, и встал, выходя из комнаты. Быстро выключив телевизор, он пошел на кухню, думая, что еще нужно больному.
«Как там лечат вообще? Компресс на грудь? Водкой что-то натереть? Йодом что-то намазать? Бульончик? Не, это все завтра», - Рик еще иногда чувствовал легкую дрожь по телу, видимо, организм еще не до конца прогрелся после душа, строенного природой. Так что находиться с Виле было намного приятнее, чем торчать на кухне и думать, чтобы такого полезного сделать. Все-таки сосед был идеальной грелкой сейчас. Все-таки, находиться рядом с ним было приятно всегда.
«Успокойся», - сам себя одернул Рик, останавливая на корню начинающийся приступ самокопания. Думать и размышлять о том, что он хочет от Виля, что может ему дать, что они друг для друга значат, сейчас не было ни сил, ни желания.
«Любит значит?» - брюнет фыркнул, наливая из чайника воду. – «Конечно, до первого скандала любит», – он просто не верил, что его вздорный характер сможет кто-то вытерпеть. Рику было так удобнее: раз никаких чувств  отношений, потом не  будет никакой боли и разочарования. Он не хотел повторять судьбу многих пар, у которых проходит страсть, а потом они просто мучают друг друга бесконечными придирками, обидами, скандалами и приступами ревности. А в идеальную любовь, в которой двое так трепетно и нежно относятся друг к другу, что боятся обидеть друг друга, как-то задеть, и поэтому просчитывают каждый свой шаг, продумывают каждое свое слово, Рик не верил. Да и что это за отношения, в которых ты не можешь быть собой, а только и следишь за каждым своим движением и словом? Вот и получалось, что в понимании Рика, отношения, любовь, не могут быть без обид и скандалов, а ссоры приносят мучения и никто этого не выдержит. Вот и не было у него никогда пары больше, чем на пару месяцев. Именно из-за таких вот взглядов. Пока брюнет размышлял, он сделал еще пару бутербродов на автомате, хотя сам есть не хотел.
«Вилю что ли?» - он тихо посмеялся, поражаясь своей заботливости. - «Разбалуется еще».
Держа в руках тарелку с бутербродами и стакан с водой, Рик вернулся в комнату, остановился в дверях на мгновение, рассматривая соседа.
- Кушать подано, - он улыбнулся и, усаживаясь на край кровати, поставил добытое пропитание на тумбочку рядом с кроватью. – Кушать хочешь? – Рик протянул руку и привычным уже жестом погладил соседа по волосам. – Как температура? – Рик улыбнулся, а потом сделал невозможное. Сказать, что любит, он не мог, но что-то ответить все-таки нужно было. Собравшись с духом и вдохнув, будто перед прыжком в воду, он осторожно забрался под одеяло, устраиваясь рядом с Вилем, и заглянул ему в глаза:
- Если хочешь, я всегда буду рядом. И не уйду, пока не надоем тебе.

0

35

-Ну, ну, ну… - тихонько заныл Виль, из последних сил цепляясь пальцами за Рика в попытке его все-таки никуда не отпускать, однако был остановлен наглым градусником, который так не кстати оказался прямо на уровне глаз. – Слушаюсь, сэр.
Вздохнув, рыжик сунул градусник себе подмышку и улегся обратно под одеяло. Вечно он все портит. Вот кто его за язык тянул? Не  устраивал бы внезапных сцен – не было  бы последствий. Не пришлось бы ничего выяснять, оправдываться, лечиться, в конце концов. Маялись бы сейчас какой-нибудь ерундой мирненько, без всех этих неловкостей и смущения. Однако он уже натворил все, что мог, так что оставалось только попытаться все это исправить.
«Может, сказать ему, что это была шутка? Хотя, кто так шутит, тем более в такой ситуации. Он меня тогда совсем придурком конченным посчитает», - головная боль явно мешала активной работе мозга по придумыванию плана спасения их с Риком отношений. – «Или можно спрятаться под кровать… Или в окно… Да! Еще же есть окно!»
Благо, поток дальнейших идей, отличающихся исключительной гениальностью, был вовремя остановлен появившимся в дверях брюнетом. Виль попытался улыбнуться, как можно милее, но получилось как-то криво и вообще не так.
-Ты сам-то поел хоть что-нибудь за день? А то я как-нибудь проснусь утром, а от тебя одни кости остались, - рыжик чуть потянулся вперед и погладил пальцами по запястью Рика, заглядывая ему в глаза. – Не садись слишком близко, заразишься еще.
Быстро убрав руку, Виль достал градусник и взглянул на ртутную полоску, подползающую к отметке в тридцать восемь с половиной градусов, после чего положил его на тумбочку и снова улыбнулся:
-Жить буду, не переживай, так просто ты от меня не избавишься, - Виль поправив одеяло и даже пару раз кашлянул для приличия. Все-таки забота со стороны Рика была неимоверно приятна. Как-то рыжик еще ни разу не видел, чтобы сосед о ком-то заботился и вообще переживал за кого-то. Удивленно проследив за перемещением брюнета из сидячего положения в лежачее, да еще рядом лежачее.  Однако слова Рика вызвали еще большее удивление, нежели его действия.
-Ты… Ты серьезно? – пробормотал Виль, чуть ли не вскакивая на кровати, и сел на колени около своего заботливого соседа, глядя ему в глаза. – Не забирай свои слова обратно, ладно? Мне не обязательно, чтобы ты действительно был только со мной. Только не говори, что пошутил.
-Ты же не ручной, я тебя как никто другой знаю. Просто не уходи. Этого будет вполне достаточно, - не справившись с наплывом чувств, Виль уселся на ноги брюнету, крепко обнимая за плечи. – Я совсем не собираюсь тебя приручать, вот честно. Ты меня диким вполне устраиваешь. Договорились?
Виль тихо посмеялся, стараясь не кашлять во время такой душещипательной тирады, и заглянул в глаза Рику. На самом деле, более счастливым он себя давно не чувствовал. Но спугнуть свою большую любовь не хотелось, тем более, любым неверным словом это можно было бы очень легко устроить. Выдержав секундную паузу, Виль все же собрался с духом и тихо добавил:
-Но ты мне нужен. Я хочу, чтобы ты был рядом.

Отредактировано Вильфред (2012-03-05 21:09:20)

0

36

- Нет, блять, шучу, - Рик недовольно фыркнул, смущаясь от бурной реакции соседа. Какой черт его за язык дернул? Что это за желание, чувствовать себя нужным? Что вообще за бред в голове крутится? Рик на все эти вопросы ответить не мог, да и не хотел. Он практически с облегчением вздохнул, когда Виль обнял его за плечи, и погладил рыжика по волосам. Сильно так, с нажимом, чтобы тот уткнулся носом в шею брюнету и не видел его лицо, которое творило, что хотело. Во-первых, Рику казалось, что щеки его пылают румянцем. Слава Богу, что на самом деле это был не румянец, а просто лицо действительно обгорело и теперь радовало окружающий мир малиновым цветом. Во-вторых, он не мог решить, что делать: то ли улыбаться и умиляться реакции Вильфреда, то ли разозлиться, что тот подумал, что брюнет шутит. Так что улыбка сопровождалась нахмуренными бровями и вообще, выглядела странно. Уголки губ изредка дергались, словно у Рика нервный тик. Вообще, его бесило, что в большинстве своем, то есть практически постоянно, его лицо ярко и красочно выставляло напоказ его эмоции. Его прям можно было читать, как открытую книгу, стоило только немного привыкнуть и присмотреться. Все-таки небольшая злость была, так что парень, не сдержавшись, шлепнул Виля по заднице, наказывая за сомнения в словах.
- Все, хорошо, договорились, - самым непринужденным тоном, на какой он только был способен, пробормотал Рик, словно они договаривались о том, на какой фильм сходить в выходные. Все-таки, ему тяжело было решиться на те слова. Или он просто не подумал, что подобные высказывания очень сильно его смутят и запутают. Ну вот, он пообещал быть рядом, и что теперь? Типа отношения, пара, любовь, общие носки и все такое? ОН подобных мыслей Рика не то, что передергивало, хотелось блевать и спрыгнуть из окна. Заботиться о ком-то, терпеть кого-то рядом с собой очень долго, возможно даже всю жизнь. Что может быть ужаснее? Рик невольно вздрогнул, ударяясь практически в панику.
«Нет, ну я же ему надоем в конце концов», - успокаивал он себя, боясь даже представить, что они с Вильфредом останутся вместе на очень долгое время.
- Все, хватит, - Рик перекатился на бок, укладывая Виля рядышком. – Поешь, - он дотянулся до тарелки и сунул ее снова под нос рыжику. – Я не хочу, я в жару вообще есть не могу, - хотя на улице значительно похолодало, да и по телу брюнета еще иногда пробегала дрожь от  того, что он промерз, пока искал Виля, но аппетит так и не проснулся. – Завтра найду тебе еще какие-нибудь таблетки, - он потрогал лоб рыжика, будто мог на ощупь определить температуру. Просто, сам Виль не сказал, сколько показал градусник, и тянуться до тумбочки было проблематично и лениво. Так что, Рик приложил пальцы к его лбу, и сам себе покивал с крайне умным видом, определив температуру примерно как: «Да, жар есть».
- И вообще, не будем возвращаться к этому разговору, вот – в конец смутившись, что было для Рика очень новым ощущением, он повернулся к рыжику спиной и продолжил. – Забудь, что он вообще был. И не вспоминай. И вообще, ешь и спи, тебе надо отдыхать, - брюнет укрылся одеялом и прикрыл глаза. И да, я не шутил, - тихо-тихо добавил он и медленно выдохнул, прикидывая, сможет ли сейчас заснуть.

0

37

«Нет, он что, издевается?» - решил рыжик, снова оказываясь на старательно им нагретой простыне. Он вообще не понимал, что происходит с этим темноволосым созданием, что настроение и мироощущение меняется чаще, чем нижнее белье.
-Значит, не будем возвращаться, - выдохнул Виль несколько раздраженно, но стараясь придать своему чрезмерно несчастному лицу безразличное выражение. – Значит, забыть.
Бутерброды он жевал все с тем же пофигистичным лицом, будто это и не еда вовсе, а кусок наждачки, который страшный садист Рик насильно заставляет бедного мальчика пихать себе в глотку. Как бы рыжик не старался разобраться в логичности слов и действий соседа, это у него не получалось.
-Так, мне это надоело, - он положил недомученный бутерброд обратно на тарелку, резко дернул Рика за плечо, укладывая спиной на кровать, после чего с крайне раздраженным видом забрался на него сверху, сильно упираясь ладонями в плечи брюнету. – Нет, давай-ка мы все-таки до конца все проясним. А то мне уже надоело собирать пазл из обрывков твоих мыслей.
У парня чуть ли бровь не дергалась от напряжения. Если бы Рик сейчас каким-нибудь образом в очередной раз попытался выстроить, притом непонятно для чего предназначающуюся, стену, Виль бы, наверное, на него наорал. Или за плечи потряс. В конце концов, сколько можно уже в себе разбираться? У него было достаточно времени.
-Объясни мне. То ты чуть ли не членом мне в задницу тычешься, то, когда я можно сказать, сам на тебя вешаюсь, делаешь вид, будто тебе это и не надо вовсе. То толкаешь душещипательные речи о своей привязанности, то снова корчишь из себя  мистера Мне-никто-не-нужен. Бесишь, блин.
Виль сильнее сжал пальцы на его плечах,  практически вжимая парня спиной в матрас. Резкий приступ кашля крайне не вовремя нарушил прилив смелости, так что рыжику пришлось на несколько секунд ослабить хватку и отвернуться. Все-таки он до сих пор старательно заботился о здоровье своего спасителя.
-Что бы ты там себе не думал, я, между прочим, тоже парень, - фыркнул Вильфред, огромными усилиями вернув взгляду грозность и серьезность, ведь, раз уж решился, надо доводить начатое до конца. – И если ты не собираешься ничего делать, так может, махнемся ролями, м?
Усмехнувшись, Виль погладил соседа ладонью по бедру, второй рукой все также прижимая его к кровати, надеясь, что такими усилиями случайно не сломает ни плечо Рика, ни кровать. Рыжик еще даже сам не придумал, что конкретно он тут собрался вытворять со своим пленником, но надо же было показать характер. Ему и правда уже надоело цепляться за тоненькую ниточку настроения Рика, чтобы ни в коем случае ее не отпускать, а то можно было окончательно перестать понимать, чего тот вообще хочет и добивается.

0

38

Только-только сон стал вступать в свои права, забирая разум Рика из реального мира, как тут же был потревожен Вилем. Рик даже охнуть не успел, как оказался на спине, а рыжик уселся ему на ноги.
«Больно», - про себя подумал Рик, немного подвигав плечами, впрочем, не стараясь особо скинуть руки Виля с себя. А сжимал пальцы он от души. Брюнет даже подумал, что наверняка останутся синяки. Но это было мелочью, по сравнению с тем, что в большинстве своем всегда спокойный и уравновешенный Вильфред, теперь чуть ли не орал и не брызгал слюнями, высказывая все, что накипело. А Рик просто молча недоумевал, не зная, что сказать, даже когда речь соседа прерывалась кашлем. Но под конец и спокойствию Рика пришел конец. Он всегда легко раздражался и заражался чужим настроением. Тем более, настроением Виля, который стал ему неожиданно близким человеком.
- Да что на тебя нашло?! – наконец у Рика прорезался голос. Невольно вздрогнув от прикосновения Виля, он резко дернул его к себе за плечи и перекатился на кровати, подминая его под себя. Мыслей и эмоций было много, вот только в слова они формулировались очень плохо. Он вообще честно не понимал, с чего вдруг рыжик так распалился. Но это злило. Это просто адски бесило, тем более, что еще недавно, буквально несколько минут назад, Рик сказал то, что никогда никому не говорил. И вообще, ему всегда было сложно не то, чт говорить о своих чувствах, даже разобраться в них казалось неразрешимой задачей.
- Что тебе непонятно? – он тряхнул Виля за плечи, забывая, что он болен и о нем надо бы заботиться, а не бить и орать. А так хотелось сделать и то, и другое. Просто потому что тот, по мнению Рика, не понимал очевидных вещей. – Объясни, что именно тебе непонятно из всего, что происходит? – брюнет наклонился ниже, заглядывая в глаза Вилю так, что их лица оказались близко-близко. – Тебе непонятно, что я говорить не могу о своих чувствах? Потому что не привык, потому что не умею, потому что не могу подобрать слова, - он снова тряхнул Виля, стараясь сдержать к себе желание ударить его и сорваться на крик. – Да, ты тоже парень, и не ты ли говорил, что любишь девушек, а никак не парней?! Я один раз тебя заставил, не собираюсь насиловать тебя еще раз! – пальцы сами собой сильнее сжались на плечах соседа, грозя оставить синяки. Такие же, какие, возможно, остались на плечах самого Рика. – Тебе непонятно, что я только что предложил тебе всего себя, хотя поверь мне, это было очень трудно сказать, а ты ответил по сути, что я тебе не нужен? Не нужен весь целиком и полностью. Ты готов меня делить с другим кем-то?! Я говорил уже тебе, что мне нужно либо все, либо ничего. А ты? Ты чего хочешь, объясни мне? Потрахаться и разбегаться по углам? ТЫ к бабам, я к кому-то еще. Лишь бы всегда оставались соседями?! – Рик снова со всей силы тряхнул Виля, впечатывая спиной в кровать. Лишь бы сделать передышку и перевести дух. Лишь бы хоть как-то оформить мысли в слова и решиться сказать то, что на душе. – Пойми уже, наконец, - он, не моргая смотрел в глаза соседу, не переставая сжимать пальцы на плечах. – Я хочу, чтобы ты стал моим. Только моим. И если мы сейчас переспим, я яйца тебе оторву, если увижу тебя с кем-то другим. Я понятно объясняю? А теперь выбирай, чего ты сам хочешь, - шепотом закончил он, наклоняясь и жадно целуя Виля в губы.

0

39

Такого потока эмоций от соседа рыжик никак не ожидал, хотя, в целом, это было вполне в стиле Рика. Возможно, это и было одной из причин, почему Виль так к нему привязался – он никогда ничего не скрывал, если его что-то злило – он злился, если радовало – радовался. Искренность.
Вильфред даже не сопротивлялся особо, скорее удерживаясь пальцами за спину брюнета, нежели планируя его оттолкнуть. Он даже почувствовал какое-то облегчение, что ему не пришлось продумывать свои дальнейшие действия после попытки показать клыки. Тем более, выглядело это наверняка достаточно забавно. Как котенок, который пытается шипеть на большого кота. Мило, но никак не устрашающе.
-Свалился на мою голову, - едва слышно прошептал парень, ответив на поцелуй и заглянув в глаза соседу, всем своим видом показывающего, что он ожидает ответа на четко поставленный вопрос. – Я тебе за это время хоть раз с кем-то изменил? Да я себя веду целомудренней, чем монашка! Потому что я тоже хочу быть твоим. И хочу быть с тобой. И чтобы ты был только со мной. Потому что ты мне нужен. Вот. Как-то так.
С каждым произнесенным словом, рыжик краснел все больше, будто стараясь подогнать цвет своих щек под цвет волос. Он даже порадовался, что все это буйство красок можно было списать на температуру, хотя она и значительно спала по ощущениям. По крайней мере, в голове больше не прыгало стадо баранов.
Виль провел ладонями по спине Рика, неоднозначно задирая вверх его футболку почти до уровня затылка. И тут парня осенило. Довольно резко и совсем не вовремя. Он абсолютно не представлял, что ему надо делать. В тот раз-то было все очевидно, просто и понятно. Рик сам пришел, сам раздел, сам изнасиловал, сам порадовался. А теперь-то они вроде как… Пара? И надо как-то адекватно реагировать и проявлять инициативу?
«Черт, черт, черт, черт», - Виль довольно удачно спрятал лицо у соседа на плече, уткнувшись носом ему в шею, так как если бы тот сейчас невзначай посмотрел на своего неумелого любовничка, то прочитал бы в его глазах искренний ужас и панику. – «Так. Спокойно. Надо его. Эээ.. Раздеть. Так, где лифчик? Тьфу, блин, какой нахрен лифчик, он же не девка!»
Вообще, идеально было бы расслабиться и вообще ничего нигде не пытаться трогать, мол, делай, со мной, что хочешь, а я тут бревнышком полежу. Но так как Виль сомневался, что Рик когда-либо пытался совокупляться с бревнышками, он предпринял еще одну нелепую попытку проявить о нем искреннюю заботу и, благополучно забив на футболку, принялся за шорты. Он никогда не думал, что снимать с кого-то шорты, может оказаться таким сложным занятием. А если учесть, что лицом рыжик просто приклеился к шее брюнета, то эта задача приобретала просто немыслимые масштабы. Резко выдохнув, как перед длинным заплывом, парень попытался резко дернуть лишний предмет одежды вниз, чтобы одним махом совсем от него избавиться. Благие намерения Виля не дали результатов. Хотя нет, вполне себе дали. Только результат превзошел все его ожидания. Пальцы успешно соскользнули с резинки шорт и рука хренового совратителя удачно попала прямиком на главное достоинства Рика. Придя в крайнее замешательство, а точнее просто перестав понимать, как чего и зачем делает, Виль так и оставил ее там, слегка сжимая пальцы. И именно в этот момент он почувствовал резкую необходимость посмотреть соседу в глаза и с видом напуганного зверька пробормотать:
-Мне, наверное, надо в душ сходить.

0

40

Рик всегда боялся серьезных отношений. То есть, совсем их не хотел. До паники его доводили перспективы нести ответственность за кого-то, заботиться о ком-то, хранить кому-то верность. Но почему-то, когда Виль сказал, что тоже хочет быть его, сердце брюнета только сладко сжалось и забилось сильнее, а не упало в пятки в приступе ужаса, стараясь сбежать из тела и бросить хозяина на произвол судьбы. Но об этом Рикуберто решил подумать позже. Все-таки, анализировать, откуда вдруг такое желание быть с кем-то, чего это ему совсем не страшно, а, наоборот, ощущение, что все именно так и должно быть, не было ни сил, ни желания. Сперва делать, потом думать – это было как раз вполне в стиле Рика. Вот он заполучил себе Вильфреда, а что с ним делать, подумает потом. Но ничего плохого не должно было случиться. Все-таки, рыжик был ему реально дорог.
«Ты мне дорог», - подумал Рик, заглядывая в глаза соседу, словно стараясь сделать так, чтобы тот по глазам все прочел и все понял. Норма нежностей и откровений за последние дни была выполнена брюнетом на год вперед, так что если бы он еще что-то милое сказал, у него, наверно, голова бы взорвалась от переизбытка откровений. Нет, он всегда был искренен в своих эмоциях, но это касалось, в основном, только его настроения, а никак не отношений с другими людьми. Хотя, если человек его бесил, Рик сразу говорил. А вот признаться в симпатии было для него примерно тем же, что открыть новый химический элемент. Так что ему уже можно было ставить памятник.
От каждого прикосновения Виля, брюнет невольно вздрагивал. Он прогнулся под ладонями, чувствуя, как ненавязчиво задирается футболка. Рик плохо понимал, что Виль собирается делать, так что просто расслабился и получал удовольствие. Все-таки, недотрах сказывался. А особенно он прочувствовал всю силу своего сперматоксикоза, когда рука соседа внезапно оказалась у Рика под шортами.
- Ты чего, - глухо выдохнул брюнет, просто моментально возбуждаясь. Он даже двинул бедрами навстречу пальцам Виля, прижимаясь к ним немного сильнее, но внутренне напрягаясь, вдруг рыжик учудит чего-то. Все-таки, у  него могла быть высокая температура, и он мог не отвечать за свои поступки. И следующие слова подтвердили опасения брюнета.
- В душ? – он почувствовал, как снова начинает злиться. – Это типа прикол такой? Возбудим и не дадим? – практически прошипел Вилю в самые губы. – Не отпущу, - он посмотрел в глаза соседу, всем своим видом показывая, что не шутит. Не стараясь как-то отстраниться от руки соседа, Рик наклонился, снова глубоко и жадно целуя парня в губы. Но скоро прервал поцелуй и выпрямился, усаживаясь рыжику на ноги и стягивая с себя футболку.  А то Виль вел себя как невинная и робкая девочка, хватаясь то за одно, то за другое. В прямом смысле слова.  Так что пришлось брюнету взять все в свои руки. Он нежно провел пальцами по плечу соседа, по его руке, осторожно убирая ее из своих шорт.
- Ты же понимаешь, что сейчас произойдет? – он еще раз заглянул в глаза рыжику, стараясь удостовериться, что парень не бредит и отвечает за свои поступки. А потом снова поцеловал, склоняясь над ним, рукой скользя по груди, спускаясь на них живота, нежно так лаская горячую кожу.

Отредактировано Рик (2012-03-27 15:05:03)

0

41

Естественно рыжик прекрасно понимал, что они тут не плюшками баловаться собираются. Нет, это все, конечно, чудесно и замечательно, и таких нежных прикосновений от Рика в обычное время хрен дождешься, но все-таки Виль начал стесняться собственной неловкости и неумелости в вопросах подобной любви. Так что брать инициативу в свои руки было все равно, что подписать себе смертный приговор и самолично отрезать себе голову гильотиной. Хотя в данном случае, с большим талантом рыжика все делать не так, речь бы шла уже не о голове, а о другом не менее полезном органе.
-Я… нет… я просто… в общем, я весь твой и делай, что хочешь, да, - выпалил Виль и закрыл себе глаза рукой, будто таким образом мог скрыть смущение, алыми пятнами проявляющееся на щеках. Хотя, ему казалось, что пылают не только щеки, а также уши, шея и вообще все тело как-то чрезмерно чувствительно реагировало на каждое прикосновение Рика. В мозгу еще билось жалкое: «Он же парень», - однако, оно достаточно быстро заглушалось другими, гораздо более приятными, мыслями. И даже не мыслями, а коварно подкрадывающимся возбуждением.
Решив, что надо что-то сделать, потому что не делать совсем ничего было бы как минимум глупо, Виль перестал изображать из себя безжизненный объект и, положив ладони соседу на плечи, резко дернул его на себя, глубоко целуя в губы. Их вкус, уже такой знакомый, и тепло успокаивали, хоть немного приостанавливая закипающую в голове революцию. Кому вообще нужны эти глупые предрассудки? Тем более, это уже не первый раз они так близки. Тем более, сейчас все по-другому. Тем более, Рик так из кожи вон лез, объясняясь в своих чувствах, что как минимум был достоин вознаграждения.
Рыжик уже было собирался спросить, что ему конкретно надо сделать и за что надо схватить, но вовремя остановил поток мыслей, ведь, скажи он это, и у Рика не то что не встанет, он, скорее всего, пополам согнется от смеха и еще долго будет припоминать Вилю его первый сексуальный опыт с парнем. Если после такого поведения, вообще мог бы состояться второй.
-Ты мне нужен, - прошептал Виль на ухо соседу, прикрыв глаза и путая пальцы в его волосах, слегка их сжимая. Да, это куда больше могло поспособствовать развитию событий. Да и рыжику хотелось это сказать. Правда и импровизация. Главное – импровизация.
Отпустив немного многострадальные волосы Рика, Виль заглянул ему в глаза и провел пальцами по щеке. Почему-то одно выражение лица брюнета вызывало у него в сердце пожар куда больший, чем любая голая девица. Кому они вообще нужны, когда у него есть Рик? Это просто неравная конкуренция. Рика хотелось трогать, узнавать заново, зная, что подобное позволено исключительно рыжику и никому больше. Переместив пальцы с щеки соседа на его шею, Виль провел ими вниз, коснулся ямки между ключиц. Затем провернул ту же самую сверхсложную операцию языком, будто пробуя на вкус кожу соседа. Казалось, даже через такое легкое прикосновением он может почувствовать, как напрягся Рик.
«Бедный. Он действительно сдерживался все это время», - констатировал рыжик и принялся покрывать поцелуями шею и плечи новоприобретенного любовника, стараясь делать все как можно более уверенно, чувствуя себя практически первооткрывателем каким-то. Совсем увлекшись новым образом эдакого совратителя, Виль заглянул Рику в глаза и прошептал в губы, одновременно нагло сжав пальцы у него на заднице:
-Я тебя хочу.

Отредактировано Вильфред (2012-03-24 01:14:11)

0

42

Просто прикрыть глаза и наслаждаться прикосновениями, теплом, близостью. Рик отклонил голову и чуть ли не вздрогнул, чувствуя поцелуи на шее и плечах. Все-таки Виль решился и даже можно сказать взял инициативу в свои руки, которые, к слову, были очень горячими. Видимо, сказывалась температура. Но тем приятнее было каждое прикосновение, такое нежное, такое теплое. Даже губы казались какими-то слишком горячими, так что Рик чуть ли не всем телом чувствовал каждый поцелуй. Или воздержание и до предела натянутые нервы производили такой эффект. Вообще, брюнет ждал подвоха. Так уж он привык. Всегда что-то случается, что-то идет не так, кто-то может передумать или вообще неожиданно свести все к шутке. Зная Виля и не забывая о его простуде, он не удивился бы, если бы рыжик внезапно упал в обморок или внезапно испугался и передумал. Конечно, в таком случае можно было бы просто взять его силой. Ага, а потом опять мучиться угрызениями совести и позорно извиняться. Хотя, можно было и  не повторять всего этого. Ведь вроде как, все по обоюдному желанию и силу применять не придется. Да и слова рыжика только подтверждали это. Рик невольно вздрогнул и прижался к соседу бедрами, потерся о его пах своим и невольно улыбнулся. Все-таки, парню наверняка понадобилась храбрость, чтобы произнести эти слова. А сам брюнет чувствовал себя просто каким-то совратителем невинных мальчиков. Учитывая, что Виль до него предпочитал девушек, в этом была доля правды. Хотя, быть может, он просто врал, не желая признавать в себе гея, но Рикуберто почему-то нравилось думать, что он у парня первый. И последний.
«Рано об этом думать», - брюнет одернул сам себя, чувствуя, что еще немного, и мысли заведут его в запретные дали. В своих чувствах он как минимум не любил признаваться, как максимум не любил признаваться. Всегда стараясь оборвать все связи, как только чувствовал, что человек подбирается как-то слишком близко к сердцу, к душе.
Ведь когда ты один, никто не сможет сделать тебе больно и предать.
Так было проще. И легче. Не приходилось ждать подвоха, удара в спину, который обязательно случался, рано или поздно. Как бы сильно ты не любил человека, как бы сильно человек не любил тебя, рано или поздно кто-то сделает больно другому, и на этом все кончится. Это неизбежно.
Но сейчас-то можно просто расслабиться. Просто получить удовольствие от близости, собственные мысли заглушить его стонами. Рик скользнул языком по шее Виля, иногда покусывая кожу, про себя раздумывая, что бы сделать. Обычно секс походил на договор: случайный знакомый, общее согласие и договоренность, где, в  какой позе и сколько раз. Но спрашивать сейчас все это у Виля было как-то глупо, что ли. Все-таки он и так смущался, а такие вопросы вообще могли отбить у него все желание на какое-то продолжение. Так что стоило запихнуть все глупые вопросы куда подальше и просто продолжать.
Рик спустился поцелуями ниже, провел языком по линии ключиц, пальцами сжав талию парня, словно удерживая на месте, хотя Виль не собирался никуда бежать, вроде как. Но мало ли, что ему взбредет в голову в следующий момент. Своей этой непредсказуемостью, больше похожей на глупость, Виль порой очень сильно бесил Рика. Стоило об этом подумать, как пальцы на талии соседа сжались сильнее, впиваясь ногтями в кожу. Как-то брюнет слишком много думал, для такого момента. Но ничего не мог с собой поделать. Он спустился еще ниже, покрывая поцелуями живот рыжика. Пальцами провел по бедрам, благо, раздевать парня не надо было. Можно было просто брать и трахать, но в какой-то момент Рик решил быть нежным, и теперь старался от этого решения не отступать, хотя и подозревал уже, что может пожалеть об этом. Ибо секса хотелось прям вот сейчас и поскорее бы, а нежности и прочие радости только оттягивали столь желанный момент разрядки. Но он же гордый и обещания, тем более данные самому себе, держит. Так что сперва доставить удовольствие Вилю, а  потом уже подумать о себе. И откуда только взялось это человеколюбие?
Рик провел пальцами по внутренней стороне бедра Виля, раздвигая его ноги и устраиваясь между ними. Будто случайно задел его член ладонью, а потом провел по всей длине языком и в довершение потерся о пах соседа щекой, изображая из себя то ли кота, то ли маньяка-извращенца.
- Хочешь отсосу тебе? – он приподнялся, опираясь на руку, и заглянул в глаза соседу с таким видом, будто конфетку ему предлагал или что-то еще столь же невинное.

0

43

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Вильфред (2012-04-20 14:20:10)

0

44

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

45

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

46

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

47

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

48

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

49

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

50

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

51

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

52

Можно было, конечно, продолжить дискуссию, а то тема такая прям животрепещущая, но в кои-то веки Рик решил заткнуться. Можно было, конечно, еще какими-нибудь глупыми комплиментами и пошлыми замечаниями смутить Виля сильнее. Например, рассказать, как брюнету нравятся стоны рыжика, как нравится прижиматься к его горячему телу, гладит пальцами влажную от пота, но такую приятную наощупь кожу. В таком духе Рик мог бы продолжать бесконечно, но собственное возбуждение вышибло из головы все мысли. Собственное сбившееся дыхание мешало говорить, а уж тем более , строить длинные предложения и четко их озвучивать. Так что он проигнорировал камень в свой огород и послушался просьбы соседа, которую он понял, как «заткнись и трахай». Чем Рик, собственно, и занимался, упиваясь своими ощущениями, ускоряя темп, стараясь проникнуть глубже в тело Виля. К тому же, пальцы в волосах брюнета тонко намекали, что может быть больно. Боли Рик не боялся, но лысым становиться не спешил. Просто положение было не особо удобным, чтобы просто потянуть за волосы, сжать их у корней, как любил делать сам брюнет. Явно если бы Виль дернул рукой, волосы полетели бы в разные стороны. От греха подальше, Рик посильнее прижался затылком к его руке. Благо, эту самую руку Виль скоро убрал.
Впрочем, страх за сохранность собственных волос, скоро скрылся за ощущениями приближающегося оргазма. Рик сильнее сжал пальцы на груди Виля, немного царапая и прижимая к себе, чтобы тот не думал даже наклониться, другой быстрее двигал на члене. Чем ближе была разрядка, тем внимательнее брюнет вглядывался в зеркало, стараясь исполнить свою угрозу и запомнить выражение лица Виля во время оргазма. Но план провалился, хоть и частично. Он едва успел поймать в зеркале отражение соседа, заметить его полуоткрытые губы, растрепавшиеся волосы, зажмуренные глаза, и кончил сам, со всей силы прижимаясь к ягодицам Виля, даже не думая о том, что, наверно, стоило бы выйти из его тела, прежде чем кончать. А то грязные потом будут и все такое. К тому же, он еще на автомате несколько раз провел рукой по члену Виля, размазывая по нему его еже сперму. Как только стих стон Рика, возвещавший, что он-таки достиг вершины наслаждения, и парень смог более-менее вдохнуть, он резко отстранился и дернул соседа на себя за плечо, разворачивая лицом. Не давай отдышаться ни ему, ни себе, редко впился в губы поцелуем, обнимая чистой рукой за шею, другой поглаживая по ягодицам. Правда, долгого поцелуя не получилось. Брюнет резко отстранился и жадно вдохнул ртом, восстанавливая дыхание, чувствуя, как дрожь от оргазма еще гуляет по телу.
Хотелось что-то сказать. Что-нибудь невероятно глупое и совсем ненужное в данный момент. Ну, например, спросить «Как ты?» или предложить чашечку чая. Или еще совершенно потрясающий вопрос, который можно задавать до, во время и после секса: "Тебе хорошо, детка?" или более извращенный вариант: "Я же хорош, да?". Но просто невероятным усилием воли брюнет сдержался и не разрушил интимный момент очередной бредовой фразой. Только улыбнулся и лизнул палец, слизывая каплю спермы Виля.
- А ты вот вкусный, - он улыбнулся и пожал плечами. А потом, как ни в чем не бывало включил воду и принялся мыть руку. А потом и вовсе, повернул снова Виля к себе спиной, намочил полотенце и старательно так принялся протирать ему ягодицы и талию, стирая капли спермы.
- Или хочешь в душ? – Рик заглянул в глаза рыжику и протер его член, после выкинув грязное полотенце куда-то в сторону стиральной машинки. – Или лучше сразу в теплую кроватку и под одеялко, м? – он нежно так поцеловал соседа в губы и погладил пальцами по щеке.

0

53

Все происходило как-то ну очень быстро и резко. Две секунды и рыжик уже может видеть лицо Рика , еще секунда и они уже целуются. Голова планировала закружиться и улететь, послав все куда подальше. Так сходить с ума от каких-то жалких поцелуев – совсем не по-мужски. Но Виль готов был полностью расслабиться и растаять в настойчивых руках любовника и пусть потом, что хочет, то и делает с рыжей лужицей.
Открыв глаза, парень долго не мог сфокусировать взгляд в одной точке, рассматривая то лицо Рика, то его обнаженное тело. Красивое обнаженное тело, причем. Которого хотелось продолжать касаться, в чем Виль так и не смог себе отказать, так что он мягко протянул вперед руку и провел ладонью по шее и груди соседа.
Однако покайфовать подольше Рик ему не позволил, неожиданной фразой резко вернув с небес на землю. Виль проследил, как капелька его собственной спермы только что мелькнула на губах любовничка и моментально исчезла у него во рту. Что он только что сделал?!
-Рик, блин, что ты творишь? Гадость же, - рыжик с трудом удержался, чтобы не дернуть соседа за руку и сказать еще что-то типа: «Выплюнь бяку», как это говорят маленьким детям, но сдержался. В конце концов, они только что занимались чем-то покруче простого обмена спермой, так что это было простительно.  Они же теперь… встречаются? Это простое слово почему-то никак не сопоставлялось в голове рыжика с Риком. Слишком странные у них все это время были отношения, чтобы так просто все принять. Но с Риком было как-то спокойно, несмотря на все его колкости, из которых он весь, в принципе, и состоял. Эдакий набор острых углов, каждый из которых приходится осторожно обходить, чтобы не врезаться и не получить синяков.
Лишь более менее придя в себя, Виль понял, что он сейчас стоит перед соседом покрытый своей спермой, его спермой, в общем, грязнее некуда. Рыжик завел руку себе за спину и коснулся пальцами ягодиц, понимая, что вся эта прелесть будет вытекать из него еще довольно долго. От этого он почувствовал себя еще более пошло, чем когда смотрел на себя в зеркало.
Мало того, его большая любовь еще и помочь  решила. Заботливо и нежно вытереть. Тем самым добившись у Виля полного ступора. Он даже собирался что-то сказать, но слова так и остались на языке.
-Да что с тобой? – Опомнившись, Виль дернулся, развернувшись лицом к брюнету и прижимаясь ягодицами к раковине, которая, казалось бы, повидала уже все на этом свете. – Я не безрукий, я сам могу вытереть твою сперму! И свою тоже.
Не хватало только капризных ноток в голосе, с которыми дети доказывают родителям, что они уже не маленькие, а большие и самостоятельные. Но поведение Рика почему-то было совсем непривычным. Где подколы? Где глупые комментарии по поводу произошедшего? Кто это вообще, и где Рик? 
-Я сам, - покраснев до кончиков ушей буркнул Виль и сделал пару довольно резких шагов в сторону душа. Однако тело ясно дало ему понять, что пора бы уже и честь знать. Оно позволило ему поразвлекаться, несмотря на температуру и головную боль, но теперь, видимо, решило, что неплохо было бы его пожалеть и оставить уже в покое, уложив в теплую кроватку. Ноги подкосились, и Вилю даже пришлось уцепиться за плечи соседа, чтобы не упасть. Что там было про самостоятельность?
-Да, ты прав, в кровать, - обреченно хмыкнул рыжик, утыкаясь носом в шею брюнета, и на мгновение закрыл глаза, чтобы мир вокруг перестал  изображать веселую карусель, какую могут видеть разве что заядлые наркоманы. – Прости, от меня одни неприятности.
Рыжик тихо и хрипло посмеялся, прижимаясь всем телом к соседу, понимая, что сейчас не самым приятным образом пачкает его потом и недомытыми остатками спермы на животе. Вообще, все же плюсы в их разнице в росте присутствовали. Виль мог очень удобно прижиматься к Рику, и для этого даже не приходилось никак изгибаться. Извиняясь за собственную беспомощность, рыжик коснулся губами его шеи, мягко целуя все еще горячую кожу, будто бы подтверждая свое право на брюнета, надеясь, что тот догадается дотащить свою подстилочку до кровати, а не оставит умирать около раковины.

0

54

- Да ладно, ладно, сам, так сам, - Рик пожал плечами, наблюдая, как решительно, практически героически Виль ползет к душу. Впрочем, далеко он не уполз: буквально спустя мгновение рыжик практически повис на Рике, цепляясь за его плечи пальцами. Парень на автомате обнял его за талию, придерживая и прижимая к себе, и тихо засмеялся. Виль был таким милым со своим желанием показать, что он весь такой сильный и все может, несмотря на болезнь и секс, а на самом деле практически распластался на Рике, прижимаясь горячим телом.
- Ну что, самостоятельный ты мой, что ты там говорил? – он легонько шлепнул его по заднице и с удивлением заметил, что опять испачкал руку в сперме, хотя уже и протирал. – Из тебя капает что ли? – разве можно было промолчать? В подтверждение своих слов он еще и испачканные пальцы соседу продемонстрировал. Еще было интересно зайти со спины и заглянуть, правда ли капает или просто вытер плохо, но Виль так висел на нем, что Рик подумал, стоит его отпустить, и тот упадет.
- Ладно, пойдем в кроватку, - он поцеловал его в лоб, проверяя температуру, которая явно была несколько выше, чем должна быть обычно. Ну, или намного выше. Можно было, конечно, пафосно подхватить Виля на руки и принести в спальню, уложить под одеялко и дать еще какую-нибудь таблетку, которая обязательно должна помочь от простуды к утру. Но на деле это скорее всего вылилось бы в удар головой рыжика об косяк. А для пущего дебилизма, Рик еще мог так же пафосно поскользнуться на сперме, которая покидала тело парня. Вот этого уж точно не хотелось бы. Это было бы не столько больно, сколько обидно и позорно. Хотя, и больно было бы наверняка. Так что Рик просто прижал к себе соседа и потянул к выходу из ванной.
Стоило выйти в коридор, как по телу побежали мурашки. Почему-то в квартире было намного прохладнее, чем в ванной. Ну. Понятно, что они там надышали во время процесса, но все-таки лето за окном, значит везде должно быть тепло. Брюнет покрепче прижал к себе горячего Виля, нагло используя его в качестве грелки.
- Ляжешь в кровать, а я поищу, чем можно тебя вылечить? – зайдя в спальню, Рик ненавязчиво так подтолкнул соседа к кровати, а сам вышел в зал, ежась от прохлады квартиры. Вскоре, впрочем, он вернулся и сразу нырнул под одеяло, чуть ли не стуча зубами. На кровать вместе с парнем приземлились какие-то книги, судя по слою пыли, к ним человеческая рука давно не прикасалась. Просто в аптечке же они ничего толком не нашли, значит надо придумать другой способ, быстро, качественно и, желательно, безболезненно, вылечить Виля. В конце концов, волшебники они или где? Вот и решил брюнет обратиться к магии за спасением. О том, как он чуть не спалил колледж и выкинул все вещи в окно неудачными заклинаниями, он благополучно забыл. Впрочем, наверняка во всем этом была не его вина. Даже несмотря на то, что заклинания произносил он, может, звезды в тот момент не так встали, поэтому так странно и получилось. А сейчас все получится, точно-точно.
- Я думаю, нам надо воспользоваться каким-нибудь заклинанием, чтобы тебя вылечить, - бодро и уверенно изрек Рик, взяв в руки первый же толмут, и попытался прочитать название. – Заговоры, лечение, превращ… - последнее слово на обложке было совсем нечитаемым, так что брюнет и заморачиваться не стал. Увидел «лечение» да и вцепился в книгу, забыв про все остальные. – Жаль, в старинных книгах содержание не делают, - он вздохнул и принялся перелистывать страницы. Забыв уточнить, что родители ему до сих пор не разрешали их старинные книги трогать. Просто была у него милая привычка, читать все подряд заклинания вслух. А если учесть, что силушки у парня было немерено, а мозгов было чуть-чуть, ремонт в квартире делался чуть ли не каждые полгода. Так что от греха подальше, все книжные шкафы в квартире всегда были заперты. Только когда родители из этой квартиры съехали. Оставили часть библиотеки здесь. Видимо, в надежде на то, что сынко повзрослел. Сына не изменился. Вот и сейчас, он наткнулся на какое-то совсем непонятное заклинание, и принялся невнятно читать его вслух, вскоре плюнув на это дело.
- Интересно, что здесь может тебе помочь? – задумчиво бормотал себе под нос, листая страницы. – О, смотри, можно отрастить тебе вторую голову, или еще пару рук, хочешь? – брюнет практически глазами сверкнул, поворачивая книгу к Вилю и тыкая пальцев в изображение какого-то страшного человека с двумя головами и четырьмя руками. – Надо же, даже в животных превращаться можно, - он снова поместил книгу у себя на коленях и принялся читать вслух еще какое-то заклинание, на которое наткнулся. Кажется, он даже забыл, с какой целью вообще брал эти книги.

0

55

На все тело навалилась приятная усталость, вызванная и кавардаком в голове, и сексом, и запахом тела Рика, к которому теперь можно было так безнаказанно прижиматься, будучи уверенным, что это наглое создание не оттолкнет и не пошлет в какое-нибудь веселое место.
«Может, так и останемся? Зачем куда-то передвигаться. Просто подержи меня, а я на тебе посплю. И нормально», - пронеслось в голове у Виля, пока он пытался поставить себя на ноги более устойчиво. Однако он прекрасно понимал, насколько это не реально. Стоять столбом кучу времени ради кого-то – совсем не в стиле брюнета. Он скорее мог переложить тушку на раковину, или куда похуже, на унитаз, например, и оставить тихо пускать слюнки на пыльный кафельный пол. Хотя сейчас Рик казался таким заботливым и нежным, что мог дать фору любому ловеласу.
-Что? А, капает… Ну, пусть капает. По чьей милости оно там оказалось, как думаешь? – Едва слышно проворчал рыжик почти заплетающимся от усталости языком,  стараясь ровнее держать свою голову, которая теперь, казалось, весила не менее нескольких тонн. Смотреть на семя Рика на его же пальцах не хотелось совсем. Ну, есть оно там, и долго еще будет вот так прелестно стекать вниз по бедрам, ногам, пусть стекает. Лишь бы это чарующее тепло никуда не девалось. Лишь бы брюнет его не отпускал из рук. На остальное – плевать.
Виль даже не заметил, как крепкие руки помогли ему двинуться в комнату. Он даже не сразу понял, что передвигает ногами. Только когда эти самые  спасительные руки куда-то делись, рыжик заставил себя открыть глаза. Послушно упав на кровать спиной, он почему-то сразу почувствовал себя очень одиноким. Как будто Рик его обманул, и, на самом деле, не вернется. Ожидая резкого хлопка двери, парень заполз под одеяло, комкая его пальцами, и свернулся под  ним калачиком, прячась то ли от холода, то ли от собственных глупых мыслей, которые теперь словно пчелы роились в его голове, жаля в какие-то крайне болезненные места его сознания.  Никогда еще голос Рика не казался Вилю таким родным. Высунув нос из-под одеяла, но все же так и не решившись полностью выбраться из своего убежища, парень принялся пристально следить за каждым шагом соседа. Следить получалось плохо: в какой-то момент взгляд переставал фокусироваться и перемещался на какой-нибудь высохший фикус на окне.
Когда же груда книг рухнула на кровать прямо рядом с рыжиком, он чуть не подскочил и не начал безостановочно чихать из-за количества пыли, которая поднялась с поверхности этих античных произведений.
-Ага, ты решил сжалиться надо мной, чтобы я не мучился, и сразу прибить одним заклинанием, - парень даже заставил себя тихо рассмеяться, ближе придвигаясь к такому желаемому источнику тепла и света, которым теперь в его глазах стал Рик. Касаться его хотя бы боком было уже достаточно, чтобы не чувствовать себя таким брошенным и покинутым. Вот он, этот наглый засранец. Лежит рядышком и выискивает способы побыстрее прикончить своего любовничка. Ах, какой он милый.
-И нафига мне такое количество конечностей? Нет, это может для тебя и будет выгодно, но мне эта идея не нравится, уж извини, - перед глазами рыжика мелькнула пугающая картинка с неизведанным существом. Он даже попытался прикинуть – каково это, жить с явно лишней головой и явно лишними руками. Наверняка, всем этим богатством крайне проблематично управлять. Хотя, если одна рука сломается…
Виль понял, что его мысли явно увели его далеко от того, о чем он думал изначально. Взяв в руки одну из книг, рыжик быстро ее пролистав, вызвав тем самым еще один маленький ураган пыли. Он подумал, что если они будут листать все тома, хранящиеся в этой пропитанной одиночеством и пустотой квартире, то в скором времени с ног до головы покроются слоем пыли. И никто их не найдет. Хотя, это было даже на руку. В таком состоянии Виль был не против пару веков провести в обнимку с Риком, вообще не двигаясь.
-Не читай вслух, что попало, это может плачевно кончиться, - пробормотал рыжик, не особо отвлекаясь зажатой в его руках книги. Заклинание о выращивании мха на чужом ухе его очень привлекло.

0

56

- Да почему сразу прибить? Вылечить, - пробормотал Рик, не особо отвлекаясь от страниц книги. Там было просто бесчисленное множество заклинаний, одно интереснее другого. И все так хотелось попробовать на ком-нибудь. Но он справедливо опасался, что если наделит Виля еще двумя руками, ими-то он брюнета и придушит потом. – Что ты разворчался, как старая бабка? Ничего страшного не случится, - парень фыркнул, переворачивая страницу за страницей и пробегая глазами по заклинаниям. Да, никогда ничего страшного не случалось во время чтений книг вслух. Совсем-совсем. Подумаешь, как-то загорелся диван, разбивались все окна. Еще как-то был случай, когда стали сдвигаться стены квартиры. Говорить о том, что кошка, некогда живущая в этой же квартире,  постоянно меняла цвет и старалась как можно реже вылезать из-под кровати. Вскоре несчастное животное решено было увезти к бабушке, пока Рик не прекратил его, например, в танк. К несчастью родителей, сыночек обладал прекрасными способностями к изучению языков. Особенно мертвых. Особенно тех, на которых написана большая часть заклинаний, а может и все они. А вот способность отвечать за свои поступки и думать головой, прежде чем делать, в его характере  не предусмотрена. Поэтому родители почти боялись уходить из дома. Вот так вернешься, а там ни сына, ни квартиры, ни самого дома. Пробовали просто запирать шкафы, но Рик умудрялся найти отмычку. Такими темпами, книжные шкафы стали охраняться заклинаниями не хуже, чем какие-нибудь несметные сокровища. Да и родичи сделали все возможное, чтобы поскорее сплавить сыночку учиться куда-нибудь. Подальше. Нет, они, конечно же, любили свое единственное чадо. Но еще приятнее любить его, когда он далеко и не нужно каждую минуту опасаться, что что-то взорвется, или с дома слетит крыша, или кровать перевернется. А потом родители и сами уехали, оставив несчастную квартиру на растерзание Рику. А книги не забрали, что очень странно. Неужели подумали, что брюнет все-таки подрос, возмужал и поумнел? Зря, однако.
- Ты понимаешь, что здесь написано? – он сунул под нос Вилю  очередное заклинание, которое делало непонятно что и непонятно зачем. И принялся тут же озвучивать его вслух, водя пальцем по строчкам и споткнувшись на слове, которое было едва видно на пожелтевшей бумаге. – А, это, наверно…а, впрочем, без разницы, - он забыл уже про это заклинание и принялся листать страницы дальше. – О, смотри, даже импотенцию можно заклинанием вылечить. Но тебе это пока не надо, - Рик похлопал Виля по ноге, но закладку на всякий случай в книге сделал. Мало ли, всякое бывает. Стресс, болезнь, организм ослабнет..
- Вот, смотри, кажется нашел, - он дернулся на кровати, снов толкая книгу под нос рыжику. –«Исцеление от всех болезней» пишут, - не дожидаясь, пока Виль скажет что-то в знак одобрения или протеста, впрочем, последнее все равно брюнета не остановило бы, Рик уселся поудобнее и положил ладонь на лоб соседа, как того требовало заклинание. Почувствовал себя полным идиотом, впрочем, ощущение это было для него не в новинку, Рик затараторил, пробегая глазами по строчкам заклинания. Закончив, он замер на секунду и осмотрел Виля. В его внешности ничего не изменилось: вторая голова не выросла, дополнительные руки тоже. Окна не вылетели, обои не загорелись и невиданные животные по комнате скакать не начали. Значит, все в порядке.
Удовлетворенно улыбнувшись, Рик захлопнул книг, чихнув от взлетевшей пыли, и сложил все толмуты рядом с кроватью в стопку. Вставать снова, чтобы отнести все в гостиную, не хотелось.
- Давай спать, - все равно пришлось вставать, хотя бы для того, чтобы выключить свет.
Юркнув под одеяло, Рик по-хозяйски так прижал к себе Виля и уткнулся носом куда-то в шею, прижимаясь ближе, и закинул на него ногу, устраиваясь поудобнее. – Спокойной ночи, - сонно пробормотал он, сладко зевнув.

0

57

Непривычно было видеть Рика за таким вдумчивым чтением. Рыжик даже думал было съязвить что-нибудь по этому поводу, мол, неужели в твоей прелестной головушке есть место для лишней информации, но сдержался, прикинув, что получить толстенной книгой по и без того больной голове будет не самым приятным в его жизни. И все же наблюдать за брюнетом оказалось очень увлекательным занятием, положив книгу к себе на колени, Виль просто впился глазами в соседа, внимательно прослеживая каждое его движение: как он перебирает пальцами, как он моргает. Было в этом зрелище что-то завораживающее.
-Вр… Бр… Да забудь ты уже, - рыжик попытался прочитать подсунутую ему под нос строчку из заклинания, но потерпел поражение. – В конце концов, я не умираю, не надо меня спасать. Супермен недоделанный.
Виль тихо посмеялся, придвинувшись ближе к соседу и положив голову ему на плечо, он даже заметил, что оно все еще горячее, как и во время секса. Хотя, возможно, это просто лоб самого Виля стал таким раскаленным, что теперь согревал все, к чему прикасался. Рука рыжика скользнула по груди Рика. Оставалось лишь закинуть на него ногу, а потом вообще взгромоздиться полностью на него сверху. Хотя Виль думал, что если сотворит нечто подобное, то просто раздавит этот хрупкий организм, несмотря на то, что знал, что в Рике сил на роту хватит.
-Мне с тобой импотенция, чувствую, не грозит, - буркнул Виль себе под нос, чувствуя, как «подарок» Рика все еще стекает каплями на чистую простынь. Потом ее придется выкинуть. Или постирать. Но это уже будут проблемы Рика. Действительно, это же он во всем виноват.
Когда брюнет резко дернулся, рыжик чуть не подскочил вместе с ним, затылком ударившись о спинку кровати. Энтузиазм Рика в вопросе лечения несчастного больного пугал. До чертиков пугал.
-Может не надо, а? – Почти взмолился рыжик, закрыв глаза и безропотно отдавая свой лоб в руки этому недоделанному естествоиспытателю. Парень ожидал чего угодно: что его руки внезапно отвалятся или же, наоборот, появится какая-нибудь лишняя конечность, а может органы внезапно расплавятся.
-Если я умру, я найду способ сказать, что это ты виноват, - едва слышно заплетающимся языком проговорил Виль, зажмурившись. Однако ничего страшного не последовало. Внутренности не начало жечь адским пламенем, голова не скатилась по плечам на пол. И то хорошо.
-Надеюсь, эта твоя хрень подействует, а то я чувствую себя поленом, - уже уверенней сказал рыжик, выпуская из цепких объятий соседа. Он даже начал искренне верить в талант Рика к заклинаниям. Видимо, он все же не был таким конченным раздолбаем. Снова прильнув к брюнету, парень умиротворенно закрыл глаза, наслаждаясь его теплом и близостью. Все же за это время Рик стал рыжику практически семьей. Они спали вместе, ели вместе, были вместе почти сутки напролет – чем не чудесная семейка, одна из тех, которые демонстрируют по телевизору? Образцово-показательная семья. Разве что они оба парни. Мелочи, кому какая разница?
-Эй, экспериментатор, - проворковал Виль на ухо соседу, чувствуя кожей биение его сердца, наслаждаясь этой мерной пульсацией, будто чувствуя себя ее частью. – Спасибо за заботу.
Пролежав несколько минут просто закрыв глаза, рыжик сказал уже тише, практически одним выдохом:
-Я люблю тебя. Сладких снов.
Проведя пальцами по лбу соседа и смахнув с него пару прядей, он коснулся губами мягкой кожи, и так и уснул.

0

58

- Я знаю, - уже сквозь сон пробормотал Рик в ответ на признание Виля, крепче прижался к соседу и очень быстро отдался на волю Морфею.
Утро наступило так же быстро. Вообще было ощущение, что брюнет только закрыл глаза, и вот уже он чувствует на веках настойчивое солнышко, которое так сильно любит будить всех людей на планете ни свет ни заря. Особенно летом. В каникулы. Когда идти никуда не надо. Зато зимой утром темно и вставать в разы тяжелее, а надо.
Так вот. Обычное такое утро. Все такое же солнышко светит в окно. Все такое же лето на улице. Все та же обычная квартира, мебель, покрытая небольшим слоем пыли: уборка была недавно, но летом из открытых окон в квартиру постоянно прилетает грязь. Все та же спальня. Все та же кровать. Виль мирно сопит, обнимая подушку. А Рик – кот. Обычный такой домашний раскормленный кот. Черная, лоснящаяся шесть блестит на солнце. Красивое животное. Вот только сам Рик еще не знает о том, что он в какой-то момент перестал быть человеком.
Он потянулся, как обычно, перевернулся на другой бок, невольно отмечая сквозь сон, что тело какое-то легкое, а обычно с утра он с трудом шевелится. Будь его воля, он вообще не просыпался бы. Так бы и лежал до обеда в кровати. Или вообще целыми днями.
Стараясь укрыться от надоедливого солнца, Рик пытался ухватить одеяло с явным намерением натянуть его на самый лоб, но вышеупомянутое одеяло ухватываться не пожелало. Забив на бесполезные попытки, Рик перекатился на кровати, снова поражаясь невероятной легкости своего тела, и прижался к соседу, решив, что и за ним можно спрятаться от света. А еще поцеловать заодно можно. Кто знает, вдруг от легкого поцелуя утро станет приятнее. Но и этот фокус не удался: вместо страстного и смачного поцелуя в губы, брюнет смог эти самые губы только лизнуть.
Это был совсем ненормально. Рик резко открыл глаза и немного ошалел от летнего солнца, которое заполнило собой всю квартиру. Глаза неприятно резануло от обилия света и парень постарался прикрыть их рукой, но вместо нее увидел лапу. Кошачью. Это уже было слишком. Совершенно не понимая, что вообще происходит, Рик постарался вскочить на ноги, но тут же упал и приземлился на четыре лапы. В его сердце медленно зарождалась паника. Он резко повернул голову, стараясь рассмотреть себя, и увидел кошачье тело и хвост.
А рядом на кровати мирно спал рыжик. Как он вообще мог спать, когда такое происходило?! Рик со всего размаху прыгнул на Виля, явно намереваясь его резко и совсем неласково разбудить. Так как новое тело плохо слушалось хозяина, а может парень испугался, что вес у него остался прежний, хоть и в кошачьем теле, и прыгнув, он может случайно так проломить Вилю ребра, брюнет приземлился ядом с соседом. Забота, впрочем, была связана не с большой любовью, которую испытывал к Вилю Рик. Просто кто-то же должен был все исправить. Вт сейчас он проснется, достанет откуда-нибудь свою волшебную палочку, выдернет из бороды волосок, прочтет заклинание, и Рик станет прежним. И это мелочи, что ни бороды, ни палочки у Виля не было. Все равно он должен был все исправить. Может он вообще проснется и посмотрит на брюнета, как на психа, и все окажется просто сном. Видением. В конце концов, у всех случаются порой галлюцинации и вовсе не обязательно для этого напиваться или принимать наркотики. И от усталости может что-то привидеться. Так что, надо просто быстрее разбудить и тогда все закончится.
- Виль! – заорал Рик, каким-то не своим голосом. Может от стресса, а может голос изменился вместе с телом. Раз кожа теперь покрыта шерстью и стоять ровно он не может, так почему бы и голову не измениться? Но это волновало Рика меньше всего. – Виль, твою мать! Проснись быстро! – брюнет прыгнул все-таки соседу на грудь. В голосе явно послышались панические нотки. Быть котом, конечно, хорошо: спать можно сутками, тебя кормят, гладят, заботятся, но эта перспектива парня не прельщала от слова совсем. В отчаянии он старался по привычке встать на ноги, но снова и снова падал на четыре лапы, устроив, тем самым, на груди Виля какую-то возню.

0

59

Вилю снились прекрасные сны. Какие-то галлюциногенные, но очень яркие и красивые сны, видимо, это было связано с кучей выпитых таблеток и странным заклинанием Рика. Зато весь этот парад красок его даже развлек, будто бы морально подготавливая, что что-то явно пойдет не так. Не могло быть все так гладко. Однако, бедный парень и не подозревал, что судьба не позволит ему расслабить его анальные мышцы и на секунду, а будет продолжать удерживать в тонусе. Молодой организм всегда должен быть готов к любым неожиданностям.
Что-то больно ударило в грудь, заставляя рыжика вздрогнуть и проснуться, встречая воспаленными глазами совершенно недружелюбное утреннее солнце. Сколько было времени? Он опять проснулся чертовски рано. Решив, что неприятный толчок ему только приснился, являясь логическим завершением галлюцинаторной феерии, парень недовольно поерзал, снова закрывая глаза. Однако рыжик заметил, что неприятные ощущения от простуды испарились, будто их и не было вовсе. Будто вчера его голова не болела так, словно по ней самосвалом прокатились. Все тело стало легким и каким-то своим. Да и жар прошел.
Мысленно поблагодарив брюнета за его внезапно проснувшийся талант к заклинаниям, рыжик протянул руку в сторону, пытаясь нащупать привычное горячее после сна тело и прижать его к себе. Но тела на месте не оказалось. Только снова что-то стало скакать по груди. Только теперь он еще и слышал чей-то голос. Практически вскочив на кровати, парень широко раскрыл глаза, озираясь в поисках внешнего раздражителя. Привычные стены, пыльный подоконник, черный кот, мятое одеяло. Стоп, что?! Черный кот?!
Виль чуть с кровати не свалился, удержавшись лишь на чувстве собственного достоинства. Все же распластаться на полу из-за какого-то животного было не почетно. Придет Рик и засмеет его, а такого удовольствия брюнету доставлять не хотелось.
-Кыш! Как ты вообще сюда пробрался? Не первый же этаж, в конце концов! – зашипел рыжик, вжимаясь спиной в стенку кровати, стараясь находиться на максимальном расстоянии от этого прелестного создания, которое вполне может быть населено другими прелестными созданиями: блохами, клещами и другими паразитами. Виль стал искать глазами соседа, голос которого он отчетливо слышал, хоть тот и звучал как-то неестественно.
-Рик, это ты пустил к нам кота? Мне тебя хватает, спасибо, что спасаешь меня от одиночества, - крикнул рыжик куда-то в коридор, надеясь, что его голос достаточно громкий, чтобы добраться до брюнета, где бы тот не находился.
-Давай котик, шуруй отсюда куда-нибудь, - Виль помахал перед котом руками, недвусмысленно намекая, что гладить и тискать он его не собирается, тем более после того, как это наглейшее существо устроило у него на груди дискотеку. В гостях себя так не ведут. Хотя, он сомневался, что кот знает, как ведут себя в гостях. Внезапно, уставившись коту в глаза, рыжик заметил в них что-то очень знакомое, на мгновение, странное ощущение завладело его сердцем, подавая в мозг непонятные импульсы, рождая какие-то странные мысли, не менее нереальные, чем только что снившиеся ему дикие образы. Кот явно мог прочитать в лице этого потомка гомо сапиенса неподдельное недоумение и некоторое изумление.
«Тут что-то явно не так. Рик, конечно, не самый адекватный человек, но он бы меня предупредил, если бы решил завести нам домашнее животное», - смакуя это «нам», подумал Виль, все еще вжимаясь спиной в стенку кровати.
-Рик?... – уже совсем неуверенно проговорил Виль, сам не понимая, к кому обращается, то ли к Рику, который обязательно должен был быть где-то в глубинах квартиры, то ли к этому черному и, как вовремя подметил рыжик, красивому коту.

Отредактировано Вильфред (2012-05-08 01:35:55)

0

60

Такой наглости Рик не ожидал. Мало того, что едва открыв глаза, Виль не принялся тут же творить добро (читай: спасать Рика), так тот еще и выгнать кота пытался. Из его собственной квартиры. Прям выгнать. Прям на улицу. На мгновение брюнет представил, как он весь такой облезлый, голодный и тощий бредет по улицам в никуда, роняя на асфальт несуществующие слезы и моля бога, что какая-то сердобольная душа его подберет. Да и если его подберут, ему придется остаток недолгой кошачьей жизни есть корм для животных, писать в лоток и вылизывать себе яйца. Которые, кстати, скорее всего отрежут. От этой мысли брюнету поплохело окончательно. А ведь если Виль будет понастойчивее и спросонья выставит-таки брюнета за дверь, все могло кончиться именно так. А если, всеми покинутый, будет бегать по улицам и орать благим матом, чтобы найти волшебника, который сможет ему помочь, так еще в какой-нибудь цирк угодит. И придется ему работать ради развлечения публики за еду. А может в этом и состоял коварный план рыжика? Превратить соседа в кота, выкинуть за дверь и присвоить себе его квартиру. Но, судя по неподдельному удивлению, которое светилось на лице Виля чуть ли не неоновыми буквами, в его планы никакие превращения не входили. Это просто Рик. Такой старый параноик, и думает, что все всегда против него.
- Ты офонарел что ли? – практически зашипел брюнет-кот, прищурив глаза, и грозно надвигаясь на Виля. – Решил меня выгнать из МОЕЙ же квартиры?! – он постарался придать своему голосу как можно больше злости и ярости, но получалось плохо. Видимо, голосовые связки котов и строение глотки, гортани или где там зарождается членораздельная речь, не были предназначены для этой самой членораздельной речи, что, впрочем, неудивительно. Так что слова получались какими-то невнятными, ДК тому же, он порой срывался на шипение. Оставалось еще только смириться и научиться мяукать. Ага, как же.
Рик медленно приближался к Вилю, который забился в угол аки заяц трусливый. Если бы кот мог смеяться, он не упустил бы возможность поиздеваться над рыжиком по поводу его испуга. Но сейчас Рик явно был несколько в другой весовой категории, и Виль мог обеспечить ему хорошую трепку. И хуже всего пришлось бы несчастному котику, который вовсе не виноват, что стал таким. Так, злая шутка судьбы. Решив запомнить этот момент и поиздеваться позже, он продолжил свой победоносный путь в сторону рыжика, который явно хотел раствориться в стене.
«Может, у него плохие воспоминания связаны с животными?», - брюнет теперь уже не пытался встать на задние лапы и грациозно передвигаться, изо всех сил стараясь сделать вид прямоходящего создания. Все равно бесполезно, так смысл силы тратить.
- Во-первых, - медленно начал он, старательно проговаривая слова. – Ты прямо сейчас оторвешь свой тощий зад от кровати и примешься листать книги в поисках заклинания, которое вернет все обратно. Я без понятия, какое там заклинание ты прочитал, - вообще, это Рик что-то там набормотал на свою голову, но, как говорится, врагу не сдается наш грозный варяг: раз он решил, что не виноват в своем превращении, значит не виноват. И не отступит от этой версии, даже если звезды на небе сложатся в фразу «Рик, ты сам виноват». – Но ты должен вернуть все обратно. Быстро, - брюнету так много всего милого и ласкового еще хотелось сказать, но слова произносились с трудом. Он даже будто уставал от разговоров. Жестокий, конечно, способ его заткнуть, но превращение в кота, похоже, может сдержать его постоянный словесный поток. Пока Рик отдыхал и набирался сил для новой порции разговоров, он медленно и грациозно приблизился к Вилю и угрожающе поставил лапу ему на бедро с явным намерением снова залезть на соседа.
- Я не собираюсь оставаться котом, - если бы мог, он бы поморщился на слове «котом», но мимика животных не может похвастаться особым разнообразием и богатством, так что пришлось обойтись шипением и прищуренными глазами. С неким трудом Рик заполз на Виля и поставил лапы ему на грудь, потянулся к лицу.
- А еще я хочу жрать, - он заглянул в глаза Вилю, чтобы тот смог прочувствовать всю серьезность этого заявления. Даже трагичность, ибо брюнет не представлял себе, как сможет есть в таком положении, то есть обличии. Умереть от голода, потому что стал котом? Глупее смерти и не придумать. – Так что быстренько верни все на место и все будут счастливы.

0


Вы здесь » Кунсткамера » Недостающее звено » Милая женушка?