Кунсткамера

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кунсткамера » По образу и подобию » Трое в лодке, не считая дроида, эпизод второй


Трое в лодке, не считая дроида, эпизод второй

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Название: "Once again".

[audio]http://pleer.com/tracks/9646662ggKM[/audio]

2. Время: 3637 ДБЯ, спустя время после атаки на Зиост.
3. Место: далекая-далекая галактика, сектор Эстран, орбита Бостирды.
4. Действующие лица: Дарт Роан, Тара Хорэс.

5. Краткое описание: случайно встретившись во время эвакуации, сит и джедай вынуждены действовать совместно, потому что объединенному флоту дарта Марра и Республики нужна помощь. Обсуждение планов на будущее.

0

2

После того, как Джер Кавана и тело погибшего киффара были переданы республиканцам на нейтральной территории, "Упрямый" отправился на Бостирду. Доставить беженцев туда, вопреки опасениям дарта Роана, не составило большого труда, и оставалась самая малость — отчитаться. Результаты вылазки на Зиост были неутешительными, однако совместными усилиями удалось спасти хоть кого-то, число раненных оказалось минимальным, "Упрямый" не подвергся нападению, и это радовало.
Насчет дальнейшей судьбы джедая-аса Тары Хорэс и ее спутника дарт Роан получил четкие указания — джедай должна была остаться с ситом и помочь ему в следующей миссии. Суть этого задания заключалась в поиске группы саботажников, которые могли помешать действиям объединенных флотов. В раздираемой конфликтами Галактике было много желающих пожарче раздуть огонь войны. Вишейт также не намеревался останавливаться.
И сит, и джедай должны были следовать распоряжениям, суть которых была примерно одной. Дарту Роану такой расклад пока что был на руку, ибо он не собирался просто так отпускать адепта, с которой у него  возникла связь Силы — Тара могла стать как серьезным подспорьем, так и его слабым местом. Второго Роан допустить не мог. Поэтому, в любой момент, при возникновении такой опасности, был готов устранить джедая. Несмотря на возникнувшее и крепнущее с каждым днем чувство симпатии.
"Схожи", — так она сказала во время первой беседы на мостике. Сит прокручивал это слово в памяти, размышляя о будущем. Будущее было туманно и неопределенно, Роан, как ни силился, не смог разглядеть, что их ждет. Но он остро чувствовал связь с Тарой и знал почти наверняка, что это приведет к большим переменам.
Им предстояло многое обсудить и обо всем договориться. Поэтому, как только "Упрямый" покинул орбиту Бостирды, дарт Роан навестил Тару, положение которой сменилось с "почти-пленница" на "союзница". Девушке была выделена просторная каюта, где она могла вдосталь медитировать и созерцать бесконечность космической черноты, усеянной звездами.
Теперь Таре не на что было сетовать, и она могла не опасаться за свою жизнь. По крайней мере, пока находилась на борту "Упрямого" и работала в одной связке с Роаном.

+1

3

Послушание было одним из главных правил в жизни джедая, поэтому, получив приказ остаться на «Упрямом» для дальнейшего сотрудничества с дартом Роаном, Тара не высказала ни удивления, ни недовольства. Она не сомневалась в важности порученного ей дела, хотя и была немного обеспокоена тем, что работать придется рука об руку с адептом Темной стороны.
Тем не менее, поразмыслив, Тара не стала рассказывать руководству о внезапно возникшей между ней и дартом Роаном связи. Узы Силы, проявившиеся стихийно, были непредсказуемы. Понимая, что произошло, Тара чувствовала себя озадаченной. Быть может, она и поговорила бы с бывшим наставником, раскрыв ему причину своего беспокойства, но тот, увы, уже отошел к Силе в одной из битв Второй Великой галактической войны.
Дарт Роан оказался человеком слова. Он выполнил все данные обещания: о теле киффара должным образом позаботились, а с Тарой и ее спутником, действительно, обращались, как с гостями. Как сказал Джер: «Неплохо для сита».
Тара с осторожностью приглядывалась к новому союзнику. Они оба были не только адептами Силы, но и солдатами, которые еще совсем недавно воевали по разные стороны баррикад. Война диктовала свои правила, и у каждого за душой были не только потери, но и убийства. Даже у джедаев – главных сторонников мирного решения проблем. Но, по крайней мере, к дарту Роану Тара не испытывала личной неприязни.
Дело есть дело. Его нужно выполнять при любых обстоятельствах.
Джедай ожидала, что ситский лорд с минуты на минуты пошлет за ней кого-нибудь или явится сам, поэтому его визит не стал для Тары неожиданностью. Она обернулась, сдержанно улыбаясь.
- Здравствуйте, дарт Роан. – Негромко произнесла джедай. – Похоже, нам с вами еще долго быть в одной упряжке.
Тара немного иронизировала, но не в адрес сита, а в отношении сложившейся ситуации.

+1

4

В мягком освещении, контрастируя с космической тьмой, худощавая, жилистая фигура Тары казалось хрупкой. Роан кивнул, внимательно разглядывая женщину перед ним, чутко прислушиваясь к ее эмоциям и чувствам. Она волновалась, цепляясь за покой, как за спасительную нить. Сит улыбнулся. Все это было знакомо.
Но что такое покой по сравнению с неустанно горящим пламенем? Спокойствие — ложь, есть только страсть.
— Вы бы хотели, чтобы это длилось недолго, — тоже не без иронии заметил он.
Все джедаи небезосновательно опасались другой стороны Силы, соприкосновение с которой было серьезным испытанием. Темная сторона была похожа на дикую стихию, которой почти невозможно управлять. Но если адепт все-таки приобретал навык, результат поражал воображение. Не только и не столько владение техниками — само понимание сути Темной стороны. Без этого стихия могла поглотить, в одно мгновение смять хрупкое человеческое или иное существо, лишая разума и обращая его душу в пепел.
И, как водится, за это знание приходилось хорошенько заплатить... Вытравить страх, именуемый самосохранением. Отказаться от сомнений, ошибочно называемых моральным выбором. Превратиться в зрение и слух, чтобы видеть и слышать, как течет Сила внутри множества живых существ и миров. Сделать ее своей союзницей и инструментом победы. Стереть все слабости, одну за другой, чтобы однажды и навсегда стать свободным от любых оков.
Может быть, этой свободы так боялись джедаи. Может быть, чувствуя отголосок этих страстей в Роане, Тара была вынуждена проводить больше времени в медитациях...

Отредактировано Дарт Роан (2016-01-18 11:16:38)

+1

5

Дарт Роан не спрашивал, он утверждал, словно знал наверняка. Это напомнило Таре о разговорах с бывшим учителем, когда она еще была падаваном. Наставник, казалось, всегда знал, когда она волнуется или злится, как бы Тара ни старалась подавить эмоции. Для нее же он оставался тайной за семью печатями, она могла лишь ощущать мощное излучение Силы, исходившей от него. Позднее, когда Тара научилась лучше управлять сознанием, и ей приоткрылся его разум.
Но сейчас перед ней был не старый учитель-джедай, а лорд ситов - тот, кого не хочется пускать себе в душу. У Тары был выбор: постараться нарушить связь или использовать ее для того, чтобы наладить взаимопонимание. Казалось бы, последний вариант лучше. Им еще предстояло вместе работать. Но он же был и самым рискованным.
Тара ответила ситу долгим, внимательным взглядом. Высокая черная фигура без лица должна была внушать страх. Однако облик собеседника ее не пугал.
- А вы? – Спросила она, помолчав.
Во время прошлого их разговора она была измотанной и беспокоилась за Джера Кавана. Собственная безопасность занимала ее не так сильно. Теперь Тара ощущала легкое волнение в присутствии лорда Роана. Но волнение – не страх, поэтому она позволила этому чувству остаться, сконцентрировавшись на беседе.
- Мое нахождение на «Упрямом» может доставить вам... неудобства. – Тара провела рукой по волосам и села в кресло. – Вы спасли джедая. Не все это одобрят.
Находиться рядом с лордом Роаном было все так же тяжело, хотя девушка уже стала привыкать к мощному давлению Темной силы. Тара выглядела немного уставшей. Она плохо спала. Кошмар, который ей приснился, казалось, не отступал и сейчас.
Два ученика-сита сражались на дуэли, и Тара видела все происходящее глазами одного из них. Она явственно ощущала все эмоции и сильную физическую боль. Противник был сильнее. Он напал, когда она еще не успела оправиться после задания, которое дал ей учитель. Под доспехом горели раны, и только животная, неуемная и всепоглощающая ярость не давала ей упасть. Удары. Пот, заливающий лицо, и новая невыносимая боль. В какой-то момент Тара стала видеть только одним глазом. В диком бешенстве боя она слышала свой смех, потом… стала вытягивать энергию из противника. Капля за каплей, пока Сила не хлынула потоком. Тара выжила и победила, а в ситской дуэли победить можно, только убив другого.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-18 00:41:36)

+1

6

— Я буду действовать по ситуации, — ответил Роан. — Сколько бы ни потребовалось времени и сил, я сделаю все от меня зависящее.
И хоть эти слова прозвучали спокойно, в голосе сита звучала решимость. Так пламя, едва теплясь, от малейшего дуновения может превратиться в пожар. "Все" — означало и готовность сгореть дотла, если понадобится.
Без сомнений, без сожалений, без жалости. К себе и к кому бы то ни было.
Сев в кресло напротив, лорд ситов несколько мгновений молчал. Казалось, Роан смотрит на звезды.
— Я не нуждаюсь в одобрении, — наконец ответил он. — И неодобрение меня заботит мало. Значение имеют только победа или поражение.
Он знал, что Тара видела во сне. Теперь она должна была понять, что дарт Роан привык выигрывать. Однако это не было проявлением заносчивости или самонадеянности, как частенько случалось с молодыми ситами. Напротив, Роан трезво оценивал ситуацию и рассчитывал каждый шаг, используя все доступные средства.
Если рядом с ним оказалась джедай, что ж, он постарается извлечь из этого максимальную выгоду.
Обозначая взгляд поворотом головы, дарт Роан долго, без стеснения разглядывал сидевшую перед ним женщину. Пока что они были союзниками. Но если придется столкнуться в поединке, кто возьмет верх?

+1

7

Тара улыбнулась и отвела взгляд. Забавно, что дарт Роан практически слово в слово озвучил и ее намерения.
- Слова достойные сита. – Голос девушки звучал тихо, но уверенно. – Мы оба сделаем все от нас зависящее, потому что оба настроены на успех. Вы ведь не привыкли проигрывать.
Правила джедаев требовали не поддаваться пораженчеству, рассчитывать свои силы и выполнять дело до конца. Но Тара была не только джедаем, она была кореллианкой. Кореллианцы никогда не мирились с поражениями, и эта решимость поддерживалась зелеными джедаями, которые во многом отличались от других своих собратьев.
Кровавая картина сна стояла у Тары перед глазами даже теперь. Возможно ли, что сновидение было не просто кошмаром, порожденным ее подсознанием, а воспоминанием дарта Роана? Через Узы Силы адептам открывались не только чувства, но и разум друг друга. Соединившись, каждый из них, так или иначе, влиял на другого.
Тара вглядывалась в непроницаемую поверхность визора сита, чувствуя одно – он знает.
- Каким вы видите наше сотрудничество и что хотите от меня? – Спокойно спросила она после паузы.
Не испытывая к ситу ни неприязни, ни ненависти, Тара однако не строила иллюзий, прекрасно понимая, что в случае необходимости он очень быстро обернется против нее или пожертвует ею. Удивительно, но и в этом две противоположные философии были схожи. Долг, дело, цель – выше и важнее всего остального.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-18 16:36:11)

0

8

Роан кивнул. Тот, кто хочет жить, не должен проигрывать. Это бывший джедай уяснил сразу, как только началось его ученичество у дарта Ксимо.
Однажды, когда Роан стал достаточно опытен в использовании Темной стороны, тот приказал рабыне убить ученика, пообещав ей свободу. Сначала рабыня должна была опоить сита, а затем зарезать. Действие снадобья было таково, что туманило сознание и значительно тормозило реакцию. Поэтому Роан, от природы не будучи ни глупым, ни слабым, едва мог противостоять. Постельная забава закончилась бойней, и если бы не умения сита, он бы остался лежать на устланном коврами полу.
Имя рабыни дарт Роан за давностью лет позабыл, но прекрасно помнил, как, одержимый яростью, бил давишнюю любовницу молнией, пока ее красивое лицо не оплавилось и не превратилось в скалящийся череп. Так дарт Ксимо, в тайне наблюдавший всю сцену от начала и до конца, научил Роана быть внимательным ко всему и не доверять никому. Даже своему учителю.
— Для начала давайте сверим информацию. Группа саботажников находится на Орд Мантелл. Гадкая планетка, если вам еще не доводилось там бывать. Контрабандисты, разбойники, преступники всех сортов и мастей. Нам поручено выйти на человека по имени Брутус. Предположительно именно он возглавляет эту группу. Но Брутус не так умен, как может показаться. Он лишь марионетка, и за этим наверняка стоит кто-то еще. Тот, кто направляет и финансирует. Тот, кто диктует Брутусу, что именно он должен делать. Именно его мы ищем.
После того, как бывший Джедай Роан Герион сказал, где находятся беженцы, его лишили возможности говорить. Если позвоночник был восстановлен при помощи необходимых имплантов, и возможность двигаться вернулась к Роану довольно скоро, то травма гортани, полученная во время пыток, долгое время оставалась неизлеченной.
Дарт Ксимо считал, что таким образом его ученик должен научиться беречь слова и внимательно слушать. Примерно полгода Роан говорил только хриплым шепотом. Но зато его шепот впивался в сознание будто шило.
— Кроме этого, мы должны действовать скрытно. Если выдадим себя, то спугнем Брутуса и его хозяина, поэтому придется использовать другие имена и другой корабль.
Наука притворства — это то, чему его учили годами. И почти все средства были в достижении цели хороши.

+1

9

- Нда, не все грани бриллианта сверкают. – Пошутила Тара, сославшись на название звездного скопления Сверкающий бриллиант, в котором находилась планета Орд Мантелл.
В мире песка, скал и сиреневых лагун Тара побывала лишь раз, когда была подростком. Ее учителю, Нуто Гарэйлу, поручили найти банду контрабандистов, в связи с которыми обвиняли Джоша Хорэса. Дипломат был достаточно заметной фигурой в КорБезе, поэтому кореллианские джедаи выступали в роли арбитров. Наставник взял юную Тару с собой, чтобы проверить, сможет ли она, позабыв о привязанностях, свидетельствовать против родного отца, если все факты будут говорить о его виновности.
Мастер-джедай и его падаван вышли на посредника, на партии оружия, которые сбывались с Кореллии и главаря банды, который под влиянием на его разум назвал имя Джоша Хорэса и рассказал о нем, как о поставщике.
Тара выслушала ситского лорда, не перебивая, и заговорила только после того, как он замолчал. Его голос напоминал синтезированный и звучал чуть приглушенно из-за шлема.
- Все сходится, лорд Роан. – Подтвердила Тара. – Мое руководство сообщило мне те же сведения, что и вам.
Брутус мог вывести их на рыбу куда крупнее, чем он сам, поэтому предстоявшая операция имела важное значение.
Склонив голову немного на бок, Тара с сомнением оглядела Роана с ног до головы.
- Безусловно, нам понадобятся чужие имена и другой облик. – Она почесала веснушчатый нос. – В нашем привычном облачении, мы с вами слишком узнаваемы. А к кораблю, - добавила джедай, - хорошо бы пилота. Кого-нибудь из наемников или контрабандистов.
Несмотря на историю с отцом, Тара не спешила судить человека или гуманоида, если он занимался незаконными делами. Судьбы складывались по-разному, и среди тех, кто стоял вне закона, встречались не только мерзавцы да головорезы, но и отважные искатели приключений, и жертвы обстоятельств. Во всяком случае, она никогда не прибегала к Убеждению Силы только для того, чтобы увести кого-то со скользкого пути и затем уйти, не заботясь о том, как сложится его жизнь после внушения.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-18 22:02:41)

+1

10

Отголосок воспоминаний Тары коснулся его сознания, и сит на мгновение словно взглянул на Орд Мантелл ее глазами...
Иногда Роан задумывался о том, что было бы, родись он обычным человеком. Вероятно, его жизнь закончилась бы слишком рано. Там, на нижних уровнях Галактик-сити. Если бы Роану повезло дожить до пятнадцати, он наверняка оказался бы в какой-нибудь банде или все-таки вскарабкался, пытаясь стать одним из тех, кто живет наверху.
К сожалению, идеи равенства и демократии были актуальны не для всех. Там, куда почти не проникал свет блистательной галактической столицы, где убогие домишки жались друг к другу, как замерзшие бедняки, ни о какой свободе не могло быть и речи. И если бы не рыцарь-джедай, забравший из рук молодой матери пугливого, грязного и голодного мальчишку, может быть, их с Тарой пути никогда не сошлись...
Похожий на муравейник Корусант с громоздящимися до самого неба башнями Храма. Память, надежно запертая, как сейф. Холодные и острые слова Дарта Ксимо, повторяющего, что за Роаном никто не придет. Его собственный, на грани слышимости, шепот, перечисляющий места и имена. Невыносимая боль, причиняемая медицинскими дроидами, ничто по сравнению с болью от предательства. Самый первый поединок, и ослепительная вспышка — ощущение свободы и мощи, которых он до селе не чувствовал. Послушание, покорность, преданность — все ради этого короткого чувства. Ради возможности жить. И, наконец, обретение цели — настоящей. Той, которой у него доселе не было. Мечты мальчишки-идеалиста не в счет.
"Главное, получше спрятать Силу и световые мечи, — усмехнулся Роан. — Но я позабочусь об этом".
Не слова, но образ, мыслеформа, четким оттиском передались Таре. Вместе с почти мальчишеским весельем дарта Роана, столь неожиданным и не сочетающимся с обликом темного лорда.
— Верно. Насколько мне известно вы очень хороший пилот, Тара.
Это был не комплимент, а, скорее, перечисление всех имеющихся возможностей. Кореллианский джедай-ас — очень ценный союзник. Сам Роан мог при надобности управлять транспортом, но пилотом был посредственным. Его таланты находились в сфере ментального воздействия, что оказалось весьма ценно как в бою, так и в менторской деятельности.

+1

11

Город, распластавшийся по всей планете и уходящий корнями вглубь. Шпили высочайших зданий, которые в ненастье плотно укрывают облака. Блеск поднебесья и грязь самого дна. Тара всего лишь на мгновение увидела еще не разоренный ситами Корусант. Вместе с видением, до нее долетел отзвук одной старой боли, но ясности не было. Тара крепко призадумалась. Увиденное могло означать все, что угодно. В действительности, лорд Роан был закрыт изнутри не меньше, чем снаружи. То, что представало перед мысленным взором Тары -  лишь обрывки воспоминаний, видеть которые ситский лорд позволял. Ничего удивительного в этом не было, если знать, с каким маниакальным упорством ситы охотятся друг на друга.
Почувствовав веселье собеседника, граничащее с озорством, джедай невольно широко улыбнулась.
- Похоже, вам нравится идея с переодеванием, дарт Роан.
До чего же странно было говорить с ситом и не видеть в нем врага, хотя бы на несколько минут. Конечно, ощущение было зыбким. Но, так или иначе, для Тары оно было в новинку. 
- Истребитель. – Уточнила она. – Но справлюсь и с кораблем побольше. Второй пилот нужен как проводник и владелец судна.
При одном упоминании о полетах джедай оживилась. В кабине пилота Тара чувствовала себя свободнее, чем на земле. Ей нравилась не только скорость, ощущение слияния с машиной, но и необходимость всегда держать перед глазами цель. Особенно это было важно в безвоздушном пространстве. Как адепт Светлой стороны, Тара не могла потворствовать малейшим проявлениям тщеславия, поэтому, несмотря на успехи, она с большой скромностью отзывалась о своих пилотажных талантах.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-19 18:34:55)

+1

12

— Я рад, что мы пришли к согласию, — сказал Роан без тени лжи или иронии. Ему не хотелось принуждать Тару и не хотелось управлять ею, как безвольной марионеткой.
Впрочем, это не отменяло желания оптимально использовать этот союз. И, как водится у ситов, в своих собственных интересах или в интересах Империи.
— Это похоже на азартную игру, — заметил Роан. — Она увлекательна и нравится вам, пока вы не начали проигрывать. Азарт — тоже страсть. А страсть... Впрочем, вы можете подумать, что я склоняю вас на Темную сторону.
Шутка, в которой было не так уж много от шутки. Поэтому дарт Роан произнес это без улыбки.
Тара говорила о пилоте, а Роан в это время неотрывно смотрел на нее. Она наслаждалась полетом и свободой, как некоторые люди наслаждаются ветром в лицо, и он почувствовал это очень отчетливо. Это чувство было ему знакомо.
Коротко остриженные волосы, обветренная кожа, веснушки. Грубоватые манеры и руки, жилистые, слишком крепкие для женщины, но обычные для хорошего бойца.
Роан наконец отвел взгляд, поднялся из кресла и приблизился к панорамному иллюминатору. Фигура сита почти слилась с чернотой. Остался только едва заметный абрис.
— Вы ведь не чувствовали этого раньше, — после недолгой паузы сказал Роан, имя в виду образовавшуюся между ними связь. — И это не то, чего вы ожидали.

+1

13

- Игру? – эхом отозвалась Тара. – Возможно. Что до азарта и страсти, в них я разбираюсь не так хорошо, как вы, дарт Роан.
Она намеренно ничего не сказала в ответ на шутку, хотя на языке вертелись колкости. Каждой из них было бы достаточно, чтобы спровоцировать сита, Таре же это было ни к чему, и потому слукавила она вполне осознанно. Ее азартность с лихвой проявлялась в полете, только усиленный контроль и чувство долга удерживали девушку от опрометчивых поступков.
Во время выполнения одной из миссий на крейсере «Справедливость» молодому джедаю-асу дали в распоряжение летное звено, состоящее из нечувствительных к Силе пилотов. Пока не было боевых вылетов, проходили тренировки, которые почти всегда перерастали в соревнования. Ребячливое желание обыграть друг друга превращало пилотов в детей. Тара хорошо помнила, как побеждала пять раз к ряду, а потом весь отряд делал ставки на то, сможет ли командир другого звена ее обойти. Тогда она не могла оставаться в стороне, потому что отвечала за каждого из тех ребят. Все они сплотились, ненадолго превратившись в шумную семью. Некоторых уже не осталось в живых…
Горько-сладкое воспоминание оказалось совсем некстати. Таре было не до шуток.
Когда-то мастер Гарэйл учил юную воспитанницу, что простой разговор таит в себе не меньше опасностей, чем поединок. Желание победить в споре любой ценой, оставить за собой последнее слово в беседе – затуманивало разум, заставляя совершать ошибку за ошибкой. Старый джедай говорил: «Следи не только за своими словами, но и за мыслями». Тара, как могла, старалась не отступать от его заветов.
Однако сит застал ее врасплох. Просторная каюта стала казаться тесной для них двоих. В ней словно не доставало воздуха и света. Джедай не хотела говорить о вспыхнувшей связи, не хотела даже думать о ней, всей душой желая, чтобы этот разговор состоялся как можно позже. Не сейчас.
Тара обвела взглядом внушительную фигуру ситского лорда. Он был живым сгустком Тьмы. Собранным, замкнутым и таким аккуратным, сдержанным в движениях, будто был родом из благородной семьи.
- Вы правы. Это было неожиданно, – согласилась Тара, подогнув под себя босые ноги. – Может быть, Узы помогут нам в общем деле.  А потом… Потом мы разойдемся по разные стороны.
«И, надеюсь, не столкнемся в бою», - подумала Тара, опуская взгляд. Ее ладони, свободно лежащие на коленях, дрогнули.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-20 22:46:20)

+1

14

Азарт... Азарт к убийству. Игра, в которую выигрывает только один. Цепочка интриг, почти как мастерство боя. Только еще изощреннее и сложнее. Именно азарт чувствовал дарт Ксимо, когда приказывал своему ученику убить аппрентиса другого лорда ситов.
Азарт чувствовал и сам Роан, когда понимал, что за ним снова охотятся, чтобы лишить Ксимо его любимой игрушки. Но бывший джедай игрушкой не был. Не совсем. Учитель видел в нем потенциал, который намеревался раскрыть. И Роан продолжал упорно идти вперед, хотя порой ненавидел учителя.
До самой смерти дарта Ксимо между ними оставались странные отношения. Говорили, что Роан убил лорда ситов, обучавшего его, но бывший джедай просто избавил наставника от мучений, и этот проблеск милосердия умирающий Ксимо принял с иронией. Так Роан, бывший рыцарем джедаем давным-давно, отдал свой долг учителю.
Связь с Тарой проявлялась даже в этом. Джедай и сит думали почти об одном и том же и могли слышать отголоски воспоминаний друг друга. Видеть неясные образы. Обмениваться ими, не произнося слов.
— Сила ведет нас. Не стоит забывать об этом. И если это произошло, значит, так угодно Силе.
В словах сита не было ни тени сожаления. Он, как и раньше, не боялся принять уготованное. Тара был взволнована, она дрожала. И хоть обычному человеку могло показаться, что джедай абсолютно спокойна, Роан чувствовал эту дрожь. Поэтому подойдя к Таре, он просто протянул ей руку.

Отредактировано Дарт Роан (2016-01-21 21:13:58)

+1

15

Тара метнула на дарта Роана короткий, недоверчивый взгляд, будто спрашивая, в какую игру он играет теперь. Сит спас ее, сделал гостем на своем корабле, выполнил все обещания и теперь протягивал ей раскрытую ладонь. Во всех его действиях можно было бы усмотреть очень тонкую, искусную манипуляцию.
Тару учили, что Тьма многолика. Она способна скрываться под масками доброты. Но дарт Роан не был добр. Он следовал за Силой. Они не были врагами, сводившими личные счеты. Их мечи никогда не соприкасались в бою.
Помедлив, Тара вложила руку в ладонь дарта Роана. Будто бы по пальцам пробежал слабый заряд электричества. Джедай почувствовала его даже через перчатку, которую сит носил. Она поднялась на ноги, встав вплотную. От потока вязкой Силы, исходившей от Роана, ее шатнуло, и свободной рукой, чтобы удержаться на ногах, Тара ненадолго коснулась его груди, ощутив твердость доспеха. Ни один участок тела сита не был открыт, все скрывали металл и темные длинные ткани. А она стояла перед дартом Роаном в одной светлой тунике, легких зеленых штанах, и только световой меч на поясе напоминал, что Тара небеззащитна.
Обрывки воспоминаний. Роан, настигающий другого ученика… Охотничья страсть… Возбуждение. Кровь. Убийство. И Тара знала, что сит может все отчетливее видеть лица ее друзей, их разговоры во время вечерней игры за круглым столом, заставленным стаканами… Ссору между черноволосым коррелианцем и тви'леком из-за погибшего младшего товарища. Он мог слышать громкий, солнечный смех в кабине пилота. Ее смех. Ощущения и образы сталкивались, переплетаясь.
- А вы не боитесь, что она приведет нас к гибели? – прошептала Тара, чуть приподнявшись на мыски и вглядываясь в непроницаемый визор ситского шлема.
Будущее было туманно. Она все еще сопротивлялась, пытаясь скрыть свои мысли и чувства. Но Таре хватило считанных секунд на то, чтобы принять неизбежное: хочет она того или нет, Узы Силы уже соединили их. Убегать глупо.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-21 17:17:03)

+1

16

В прошлом Роану беспрестанно напоминали о том, кем он был раньше. "Джедайская мразь", "недобиток", "предатель" — давно перестали быть ругательствами, и через время Роан к ним привык.
Его проверяли каждый день, стараясь найти малейшую ошибку, несоответствие. Вначале своего пути он был хуже освобожденного раба. При любом удобном случае Роану напоминали о его предательстве, пока ярость, похожая на лесной пожар, не выжгла все дотла.
На этом пустыре, среди соколков прежних надежд и сожалений, Роан выстроил свой собственный храм и нашел одному ему известный смысл.
Сит безмолвно покачал головой. Нет, гибели он не боялся. Рано или поздно все погибнут. Даже Император, который почти разгадал загадку бессмертия.
Значения не имело, когда и как уйдет из жизни Роан или Тара. Только то, что они успеют или не успеют сделать. Эти поступки оставят след. Не обязательно яркий. Но если благодаря этому осуществятся планы дарта Марра, Империя и Республика устоят перед общим врагом — этого будет достаточно.
Будущее было туманно, и от него веяло угрозой. Угрозой более серьезной, нежели нынешняя война. Но неизвестность не пугала сита. Несколько раз он уже побывал на самом краю.
— Не боюсь, — наконец ответил Роан, накрывая руку Тары второй ладонью. — Глупо бояться своей судьбы.
Это не было бахвальством или безрассудством. Роан знал, на что идет, когда повторял за наставником слова Кодекса Ситов. И знал, чего от него ждут, когда бросался в бой.

Отредактировано Дарт Роан (2016-01-21 18:41:13)

+1

17

Отголоски мрачных воспоминаний дарта Роана вызывали у Тары оторопь. Они были лишь мутными осколками общей картины, но и без того было понятно, что сит прошел через страдания, боль и убийства, чтобы стать тем, кем есть. Тара пока не знала, как к этому относиться. Она не думала о нем, как о чудовище, но вся ее джедайская сущность протестовала против увиденной жестокости.
Левая ладонь Роана, которая легла поверх руки Тары, отличалась от правой по форме. Что-то с ней было не так. Еще одна жертва в восхождении к Силе?
Тара мягко высвободила ладонь, но осталась стоять рядом. Она была так близко, что угадывался сладковато-горький запах ее тела.
- Вашему самообладанию, дарт Роан, можно позавидовать, - джедай улыбнулась уголком рта. – А самообладание и покой ходят рука об руку. Впрочем… Вы можете подумать, что я склоняю вас на Светлую сторону.
Вернув ситу его шутку, Тара, как ни странно, успокоилась. В ней проснулось стремление действовать. Несомненно, такого человека, как Роан лучше было держать в союзниках, пока была такая возможность. Даже несмотря на разницу идеологий.
- Вы помогли мне, - проговорила Тара уже серьезнее, не отрывая взгляда от сита. – Я этого не забуду и надолго в долгу не останусь.
Джедай понимала, что сама же развязывает ситскому лорду руки. Будто простой благодарности было недостаточно. Он мог воспользоваться ее словами самым неудобным для нее образом. Однако Тара не могла поступить иначе. Жизнь за жизнь.
- Как бы мне не хотелось еще раз столкнуться с тем, что мы видели на Зиосте, - тихо проговорила она.
Девушка направила взгляд ситу за спину, туда, откуда на них смотрела безмолвная звездная бездна.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-01-21 21:10:10)

+1


Вы здесь » Кунсткамера » По образу и подобию » Трое в лодке, не считая дроида, эпизод второй