Кунсткамера

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кунсткамера » По образу и подобию » Трое в лодке, не считая дроида, эпизод шестой


Трое в лодке, не считая дроида, эпизод шестой

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

1. Название: "Stay near"

[audio]http://pleer.com/tracks/4417165EDsz[/audio]

2. Время: 3640 ДБЯ, спустя время после атаки на Зиост.
3. Место: далекая-далекая галактика, Татуин.
4. Действующие лица: Дарт Роан, Тара Хорэс.
5. Краткое описание: проснувшись в медицинском отсеке после тяжелого ранения, Тара к своему удивлению обнаруживает рядом с собой дарта Роана. Они продолжают начатый некогда разговор о снах, прошлом и будущем.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-23 22:16:16)

0

2

Свежий лесной воздух легко проходил сквозь легкие. Внизу под каменистым склоном горы бежала река, разнося по округе мерное журчание. В долине стояло милостивое лето. Тренироваться здесь, на Тайтоне, было легко: хотя шелест деревьев и пение птиц убаюкивали так, что ничего не стоило, медитируя, ненароком погрузиться в сон, все же чувство покоя без лишних усилий проникало в самое сердце. Краски вокруг были такими яркими, а спокойствие таким всеобъемлющим. Тара позабыла, что и впрямь спит. Рядом еще был старый учитель. Он все говорил и говорил, но постепенно его голос стих, и, открыв глаза, кореллианка обернулась.
Позади стоял высокий, седовласый человек. Тара никак не могла рассмотреть его лица – прямо в глаза ей бил яркий солнечный луч. Поднявшись, она направилась следом за мужчиной. Поначалу шла, а потом уже и бежала. Спустившись вниз по склону, заросшему высокой травой и кустарником, Тара приблизилась к каменному мосту. Мужчина остановился. Это был ее отец. Он остался таким же, каким девушка запомнила его, когда ей было не больше пятнадцати.
- Не думай, не думай обо мне, - сказал офицер. Тара слышала эти слова не в первый раз. Сон повторялся. – Виновата не ты.
После этого джедай каждый раз порывалась спросить, кто же в ответе за то, что он оказался в тюрьме, но прежде, чем она успевала произнести хотя бы слово, отец уходил. Так же произошло и в этот раз.
А после Тара оказалась посреди реки, и вокруг был все тот же мирный Тайтон, все так же стоял вдалеке храм, однако ей отчего-то было страшно. Чувство тревоги, никак не связанное с тем, что она видела, усиливалось. Посмотрев на свое отражение в воде, Тара произнесла имя Роана и проснулась.
По медицинскому отсеку медленно передвигались дроиды. Джедай приоткрыла глаза и прислушалась. Кто-то подходил к ее кровати и уходил вновь. Но чувствуя себя так, словно по ней прошелся банта вместе с наездником и поклажей, Тара опять провалилась в забытье.
Очнулась она несколькими часами позже, плохо понимая, сколько прошло времени. Последнее, что кореллианка помнила – как они с Дерионом и Роаном добирались по пустыне до блокпоста, удирая от народа песков, а еще то, что она потеряла много крови.
Теперь стало будто бы легче, силы возвращались.
Рядом, как тень, стоял лорд ситов, и энергия, исходившая от него, переходила к ней, неожиданно теплая, словно солнечный свет.
- Почему… - произнесла Тара осипшим голосом. Сделав над собой усилие, она повторила. – Почему вы здесь?
Пальцы на ее правой руке дернулись. Инстинктивно джедай готова была протянуть Роану ладонь, хотя внутренний голос предупреждал, что не стоит доверяться ситу даже после того, как он уже не в первый раз спас ей жизнь.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-23 22:16:04)

+1

3

— Потому что печально возвращаться в сознание в одиночестве. Когда рядом только приборы и машины, — без обиняков ответил Роан, подвигая к кровати Тары стул. Сев, он спросил: — Как вы себя чувствуете?
За спиной ситского лорда маячил приобретенный на местной "барахолке" дроид. Астромех республиканского образца, наспех перепрограммированный джавами. Эти маленькие татуинские барахольщики подбирали и продавали все, что могли найти. Удивительный народец каждой железке находил применение.
Заметив жест Тары, Роан накрыл ее руку своей. В отличие от джедая, боявшейся открыто проявлять эмоции, с детства приученной отрицать привязанности и страсти, сит чувствовал себя свободно.
Именно эта свобода, обещанная в темном кодексе тем, кто примет свою страсть, позволяла ему легко обращаться с Силой, исцелять, и несмотря на конфронтацию между двумя орденами, дежурить у постели Тары.
Урок, который она получила, был жестоким, но исчерпывающим. Поэтому Роан не видел смысла напоминать о случившемся или сетовать на то, что произошло. Все случилось так, как он предполагал, и произошедшее развязывало ему руки.
С момента, когда они оба почувствовали, что связаны Силой, прошло немного времени, но Роан, похоже, уже адаптировался и привык. Во всем искавший возможность для выживания или преимущество, он теперь внимательно наблюдал за Тарой, поймав "отголоски" ее сна.
Сам Роан в последнее время тоже спал беспокойно. И то, что он видел, касалось недалекого будущего.

+1

4

Время было дорого, и по здравым соображениям возиться с ней не было никакого смысла. Другой бы на месте Роана был бы рад отделаться от навязанного ему союзника. Всего-то и надо было бы, как только сообщить обоим командованиям, что произошел несчастный случай, так что молодой джедай валяется на больничной койке, а ему придется-таки лететь на Орд Мантелл. Вероятно, никто из вышестоящих светлых адептов даже не стал бы возражать – сочли бы, что Тара виновата сама, раз полезла в ситские дела, никак не касающиеся первоначальной миссии.
Кореллианка ответила не сразу, с минуту рассматривая Роана и вглядываясь в почти непроницаемую поверхность визора на его шлеме. Взгляд ее был очень внимательным.
- Лучше, - произнесла джедай чуть более окрепшим голосом. Она попыталась приподняться, но левый бок тут же пронзило болью, а перед глазами все завертелось. – Благодаря вам… По крайней мере, сейчас я понимаю, где нахожусь.
Тара пошевелила забинтованной рукой. Ощущение было неприятным, но пальцы двигались свободно, значит, сухожилия не перебиты, и это уже хорошо. Сила, перетекавшая от Роана, как кровь от донора, казалось, заполняла каждый сосуд и каждую клетку. Почувствовав на себе, как действует ситское исцеление, Тара невольно задалась вопросом, откуда ее спутник черпает энергию.
- Однако на самом деле я хотела спросить, почему вы все еще здесь, на Татуине? – подумав, она мягко пожала руку Роана. – Я слабое звено, которое тормозит ход дела.
Тара с интересом посмотрела на астромеха – в ордене у нее был такой же, но с вопросами о нем решила повременить. Ей еще о многом хотелось поговорить, и это стремление было сильнее боли или чувства голода.
- Вы ведь знали, что все этим кончится, - с ответной прямотой заметила Тара, однако произнесла она эти слова спокойно, без вызова, не желая упрекать Роана в чем бы то ни было. Хотелось лишь понять его. – Правда?
Сожалеть о случившемся было глупо. Кореллианку не слишком расстроило, что лорд ситов оказался прав в идейном смысле, но она чувствовала досаду от того, что подвела спутников, от того, что на некоторое время стала абсолютно бесполезна, и, чего уж там, упала в грязь лицом.

+1

5

Роан помедлил, прежде чем ответить. Первый вопрос показался ему странным. Лорд ситов пожал плечами. Он спас Тару на Зиосте, так был ли смысл оставлять ее на Татуине без помощи, одну?
Это в планы сита не входило. Равно как и попытки перетянуть инициативу на себя.
— Говорят, спешка не всегда помогает делу. Вы быстро поправитесь. Отчего бы не подождать?
В голосе промелькнула доброжелательная ирония. Все эти метания, по мнению Роана, были ни к чему. При всем желании Тара не могла вскочить с койки и помчаться исполнять пресловутый джедайский долг прямо сейчас. Обстоятельства диктовали свои условия, и с ними приходилось мириться.
— Вероятность была очень велика, — так же прямо ответил Роан на второй вопрос.
В отличие от Тары Роан не считал проигрыш позором. Даже опытные военачальники получали щелчки по носу, чего уж говорить о рядовых? Все-таки рыцарю джедаев не хватало смирения там, где оно было необходимо. Похоже, кореллианка не умела или не хотела ждать, не привыкла оценивать риски и последствия.
— Когда вы идете в лагерь дикарей, будьте уверены, что они на вас нападут. Тем более, если эти дикари привыкли отбирать силой. Добыча лекарства для них — некий ритуал, способ показать исключительную доблесть. Принесли вы лекарство сами или охраняете склад, им плевать. Они будут стремиться убить вас просто потому что таков их обычай.

+1

6

Тара осторожно перевернула ладонь Роана тыльной стороной вниз, провела пальцами по черной коже перчатки и вновь сжала его руку, словно через прикосновения желала убедиться в том, что она все еще жива.
Черные одеяния, броня, шлем, скрывающий лицо. Ситы, одетые подобным образом, без преувеличений, наводили на врагов ужас одним своим видом. Однако Тара не только не ощущала никакого страха или беспокойства, но и чувствовала себя под защитой.
Вместо ответа кореллианка посмотрела на лорда ситов с пониманием и кивнула. Что сделано, то сделано. Роан в который раз помогал ей просто потому что мог. Повернув голову, Тара увидела имперца, с которым разговаривала еще до поездки к лагерю песчанников. Гейдж Келлар примерял протез, который должен был заменить ему потерянную руку. Заметив взгляд девушки, мужчина усмехнулся. Видно, уже слышал про идею поделиться лекарством с дикарями. Тара улыбнулась.
- Теперь есть только один способ прекратить нападения. Быть сильнее и внезапнее, чем они, - в голосе джедая прозвучала толика печали. – Если уж иначе нельзя.
Тара хорошо понимала, что жестокие меры необходимы. Нередко приходится защищать одних ценой жизни других, а кровопролитие удается остановить только силой. Возможно, поэтому старшие джедаи старались не ввязываться в посторонние конфликты – чтобы не увязнуть. Хотя, положа руку на сердце, Тара не всегда была согласна с подобными решениями.
- Вы уже сталкивались с песчанниками раньше? – спросила джедай, догадываясь, каким будет ответ. Все говорило о том, что сит знаком с обычаями кочевников не понаслышке.
Тара вспомнила новый и прошлые сны, в которых так или иначе присутствовал Роан. Он был силен и опытен, тем не менее, его, как и всех, что-то тревожило.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-24 22:20:10)

+1

7

— Мы и так сильнее. Просто... — Роан невольно усмехнулся, глядя на сидевшего невдалеке вояку, — никто не может принять решение об истреблении одного-двух кланов в назидании другим. Впрочем, я считаю этот вопрос уже решенным.
Нехотя сит убрал руку и отпустил узкую ладонь Тары.
— Я служил здесь некоторое время. Вначале был приставлен к археологической экспедиции. Затем продолжил исполнение обязанностей на посту Реннар. По моему опыту против нападений дикарей отлично помогает минирование их пещер и стоянок, а также отключение источников энергии и лишение противника запасов воды.
Разумеется, джедай могла не одобрить подобные меры, но Роан считал, что его собеседнице пора избавляться от идеалистического взгляда на жизнь. Если она хочет выжить.
Кроме того, не ситы собирались решить вопрос с Зиостом орбитальной бомбардировкой, на чужой территории, намереваясь похоронить как имперских подданных, так и своих оперативников, направленных на Зиост.
Вспомнив об этом, ситский лорд невольно поморщился. Республиканцы, несмотря на близость союза, вызывали у него откровенную неприязнь. Тогда глава Совета джедаев проявила удивительное здравомыслие, равно как и имперская сторона.
Грядущее диктовало свои условия, и эти условия заставляли Роана по-другому взглянуть на врага. Отчасти получилось, потому что Тара, как бы они ни спорили до того, сейчас была его союзником. Новое, очень странное ощущение и необходимость тщательно подбирать слова.

Отредактировано Дарт Роан (2016-03-25 14:23:11)

+1

8

- А я была на Татуине всего пару раз. Сначала еще падаваном – искали с учителем одного контрабандиста, а потом, уже став рыцарем, - говоря, Тара рассеянно рассматривала потолок. – Оба раза я видела лишь Анкорхед и его окрестности. Сталкиваться с песчанниками лицом к лицу мне до сих пор не доводилось. Наблюдала за ними издалека, но и только.
Джедай и не думала спорить с дартом Роаном, тем более после того, что случилось. Странным по-прежнему казалось только то, что он согласился на попытку мирного решения вопроса, хотя наверняка знал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Тара стала понимать, почему, и решила не допытываться. Лучше не спрашивать, если догадываешься, что ответ может не понравиться.
Так легко применять силу, если враг видится настоящим злом. Таковым для имперских солдат и местных жителей были кочевники, но, если подумать, речь шла о простом выживании: либо мы их, либо они нас. Поглядев на экипаж «Упрямого», на раненных в мед-блоке Варата, Тара впервые засомневалась в том, а все ли из того, что ей говорили и чему учили, правда.
- Я еще не поблагодарила вас. В который раз спасибо, - тихо произнесла кореллианка и, помолчав, перевела разговор на другую тему. – Мне приснился Тайтон, там было так красиво и тихо, но в какой-то момент я почувствовала вашу тревогу. Так ясно, будто переживала ее сама, - Тара пристально посмотрела на сита. В этот момент она бы не смогла точно сказать, чего в ней было больше – интереса или беспокойства. – Вам приснилось что-то плохое, дарт Роан?

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-25 21:03:41)

0

9

— Я не вижу плохих снов, — ответил Роан. Он не лукавил, потому что даже кошмары были ключом к пониманию. Обычно после этого сит проводил некоторое время в медитации, и, как правило, находил ответ на интересующий его вопрос.
Повернувшись к солдату, Роан дал ему знак ненадолго оставить их с Тарой. Тот нехотя поднялся с койки, на которой сидел, и направился в другой отсек. Впрочем, без недовольства.
Роан не хотел обсуждать этот вопрос при посторонних. Равно как не хотел лишних домыслов и разговоров.
Ему действительно снился сон. Местность походила на Коррибан, но Роан не смог бы сказать точно. Стоя на возвышении, лорд ситов глядел, как внизу, по песчаной земле, стелется огонь.
Пламя сжигало все на своем пути, уничтожая людей и технику. Корабли, выстроившиеся в воздухе, казались игрушечными модельками. Имперские и республиканские солдаты были всего лишь фигурками на карте. Происходящее слишком уж походило на Зиост, хотя Роан точно знал, это еще не случилось.
Он не знал, стоит ли тревожить Тару, но джедай тоже должна была чувствовать это звенящее, как натянутое струна, напряжение. Ощущение, словно перед грозой. Примерно то же самое Роан чувствовал много лет назад, когда услышал возмущения в Силе незадолго до разорения Корусанта.
Помедлив немного, он все же рассказал Таре свой сон. Роан пока не знал, как трактовать то, что видел, но был уверен, что Явин, Зиост и пламя во сне — звенья одной цепи.

+1

10

Заявление Роана могло показаться кому-то слишком громким, а кому-то смешным, будто он никогда ничего не боялся или, наоборот, противореча самому себе, желал вызвать сочувствие. Но Тара знала, что лорд ситов говорит правду, и не только потому, что смогла бы почувствовать откровенную ложь. Вояки, нарывающиеся на внимание и жалость, говорили не так, чаще всего они подчеркивали, что плохие сны как раз-таки преследуют их постоянно.
Тара с теплотой улыбнулась, а потом отвела взгляд, немного смутившись. Еще совсем недавно она готова была спустить на Роана всех собак.
- Вы удивительный человек, - сказала джедай. Эти слова не были комплиментом. Она действительно так думала.
Но когда Роан рассказал, что видел во сне, веснушчатое лицо Тары вновь стало сосредоточенным. Отголоски увиденного им долетели до ее сознания. Все же картина была ужасной. Кореллианка с содроганием вспомнила Зиост. Прикрыв на минуту глаза, она вновь увидела реку на Тайтоне, только теперь вода вскипала и становилась красной.
Немного поколебавшись, Тара в ответ рассказала Роану, что приснилось ей. Возможно, не стоило упоминать отца, однако кореллианка, не поясняя ничего, описала все как есть, вплоть до того момента, когда назвала сита по имени.
- Думаете, нас ждет нечто похуже Явина и Зиоста? – голос Тары звучал ровно. Их сны могли быть лишь отражением прошлого, но джедай чувствовала, что все не так просто. По крайней мере, можно было без сомнений ожидать от Вишейта немыслимого.
- Я думала над вашими словами, - призналась Тара. -  О том, что мы не слабые и будем бороться. Реван и его последователи пробудили силу большую, чем все мы, вместе взятые, - нахмурившись джедай покачала головой. – Говоря словами нашего пилота, мы в дерьме по уши. Так что выбора нет – надо выстоять. Вот только как убить того, кто уже давно вышел за пределы Светлой и Темной стороны, кто перебирается из тела в тело?
Тара была озадачена и обеспокоена, но больше не испытывала парализующего страха.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-26 19:22:14)

+1

11

— Почему речь идет о вине? — не совсем понимая, спросил Роан. — И почему вы решили рассказать об этом мне?
Он догадывался, что вопрос слишком личный и, вероятно, слишком болезненный, чтобы донимать Тару расспросами. Было неловко.
Сам Роан не хотел бы с кем-либо делиться своим прошлым. Не потому, что сожалел о содеянном, а потому что это было его прошлое, которое оставалось близким и важным только для него. К тому же, Роан давно разучился искать чьего-либо понимания, если только дело не касалось необходимости. Дипломатические увертки не в счет.
— Явин и Зиост — это только начало, думается мне. Хуже или нет — судить трудно. Ясно только одно, ничто и никто не останется прежним.
Убить Вишейта. Мысль об этом вызвала у сита еще одну усмешку. Джедаи однажды уже сделали это. И чем все обернулось?
Лорд ситов тяжело вздохнул, покачал головой. Потому что не знал ответа на вопрос, заданный Тарой. Он достаточно много слышал о мистических ритуалах и о том, что возможно поймать призрак Силы в ловушку. В архивах Коррибана, если хорошенько покопаться, было много рассказов о давних временах и деяниях исключительных. Но все это оставалось лишь словами для того, кто не сталкивался с подобным лицом к лицу и никогда не применял на практике. Обозначив взгляд поворотом головы, Роан сказал:
— Наш пилот спас вам жизнь, и я глубоко ему за это признателен.
Несмотря на отстраненность Роан был не чужд человеческого. Все еще. И потому в случае с поступком Дериона искренне говорил о том, что тронуло его. Другой на месте Баагтура дал бы деру, ибо момент был очень удачным — в неразберихе и суматохе бросить не слишком-то приятных спутников на произвол судьбы, а самому — получить возможность обрести долгожданную свободу. Однако Дерион поступил по-другому, и этот поступок заслуживал уважения.

+1

12

Тара задумалась. И то, и другое объяснить было не так-то просто. Впрочем, за язык-то ее никто не тянул.
- Потому что, хотим мы этого или нет, Узы становятся сильнее, - помедлив, ответила кореллианка. – Вы ведь уже видели кое-что из моего прошлого, а я видела кое-что из вашего. Наверное, это прозвучит очень наивно, но я хочу вам доверять, раз уж мы так повязаны, - Тара понимала, что раскрывает перед Роаном свои слабости. В последствие он мог воспользоваться ее откровенностью. Однако его сила была такова, что он в любом случае был способен манипулировать ею, если бы только захотел. – Мой отец был осужден за связи с контрабандистами. Я участвовала в расследовании, когда мне было пятнадцать. Все факты были против него, но сейчас я не уверена в справедливости суда.
Когда Тара говорила об отце, в ее голосе не было ни теплоты, ни мягкости. Из родного дома она ушла, как и большинство будущих джедаев, еще совсем ребенком, а Джош Хорэс все последующие годы больше гордился ею, чем по-настоящему заботился. Близки отец и дочь не были. Так было даже лучше - хотя бы в этом случае Таре не нужно было избавляться от чувства привязанности. Тем не менее, она никогда не желала отцу зла.
Джедай опять уставилась в потолок, мысленно возвращаясь к общей угрозе.  Остановить Вишейта казалось непосильной задачей. Так или иначе они стояли на пороге неизвестности.
Роан отвлек Тару от мрачных раздумий.
- Я благодарна вам обоим, - призналась она честно. – Хотелось бы сказать об этом Дериону лично.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-27 12:56:25)

+1

13

Сит понимающе кивнул. Тара не могла видеть его лица, зато могла ясно почувствовать эмоции.
Доверие... Многим ли дарт Роан мог доверять? Всего нескольким людям, в число которых не входили джедаи. Однако желание Тары было очень естественным, и лорд ситов это понимал. Он бы и сам хотел не опасаться, что в самый неподходящий момент коррелианка вонзит клинок в его спину.
Привычка ожидать подвоха во всем въелась под кожу, стала одним из необходимых условий выживания. Вспомнив, как научился не доверять даже своим, Роан скользнул взглядом по медицинскому оборудованию.
— Что заставляет вас сомневаться?
Роан не был склонен судить, не разобравшись, поэтому просто обозначил готовность слушать, если Тара хотела об этом говорить. Правда, не знавший своего отца и едва помнивший мать, лорд ситов был плохим советчиком в делах семейных. Поэтому, кроме внимания, его собеседница могла заметить толику замешательства.
Никогда не имевший семьи, Роан не спешил ею обзаводиться. Не потому что избегал привязанностей. Просто знал, что в любой момент может сгинуть от бластерного выстрела, взрыва или удара светового меча. О том, чтобы оставить что-то после себя, как другие, он не заботился. Думал — есть более достойные продолжатели традиций и древних родов.
— Он скоро сюда заглянет, и у вас будет такая возможность, — ответил сит, имея в виду Дериона.
Как все-таки причудливо Сила играет людьми.

+1

14

Понимание, как и доверие дорогого стоило. Порой их трудно ожидать даже от друзей, чего уж говорить о враге? Пусть Роан в силу обстоятельств и стал ее союзником, Тара не смела надеяться на благожелательное отношение. Почувствовав эмоции сита, видя, что он не иронизирует и не смеется, джедай поняла, что они оба хотят одного и того же. Это было странно, но Тара начала привыкать к странностям. Если по каким-то причинам судьба вновь разведет их, поставив по разные стороны баррикад, то, по крайней мере, они, возможно, смогут убить друг друга честно.
- Не знаю, что больше… - задумчиво произнесла Тара. – Может быть то, что моя мать, как оказалось, отца терпеть не могла и после его ареста поспешно вышла замуж за другого. Или то, что бабушка мне это рассказала спустя годы. А, может, то, как разделились мои сестры и брат… Да, у меня большая семья, - джедай улыбнулась одним уголком губ. – И просто интуиция. Я не знаю. У меня нет веских оснований для сомнений, но я часто об этом думаю, вот подсознание и подкидывает такие сновидения.
Тара всегда была на отдалении от семьи, но все же помнила, что она у нее есть. Несмотря на джедайское убеждение о вреде привязанностей, на Кореллии было принято поддерживать связь с родственниками, потому что значимость семейных союзов была очень высока. Конечно, это не означало, что всюду в кореллианском обществе царят мир и любовь. Было немало и лицемерия.
Чувствуя легкое замешательство Роана, Тара задумалась, а есть ли семья у него. Похоже, что нет. Ни жены, ни родителей, ни детей. Идеальное состояние для любого адепта силы, светлого или темного. Но отчего-то эта мысль опечалила кореллианку.
- Хорошо. Надеюсь, я буду в сознании, когда он придет, - Тара кивнула. – Вы оба… Вы не пострадали?
Судя по тому, что Роан сидел с ней, а Дерион не валялся на соседней койке, они не получили серьезных ранений, но все же у них могли быть какие-то более легкие травмы.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-27 12:55:32)

+1

15

— У вас... большая семья, — это был не вопрос, а утверждение. И, судя по рассказанному, в этой семье не все гладко. Кореллианские клановые и корпоративные хитросплетения были похожи на альдераанскую аристократическую возню. Одно и то же во всех уголках галактики.
Наблюдая со стороны, Роан радовался, что избавлен от множества проблем с родственниками и их амбициями. И без этого хватало распрей между темными лордами и имперской подковерной возни.
Он почти забыл, каково это быть частью целого. Когда-то семьей Роана были джедаи, но это осталось в далеком прошлом, как доверие, чувство глубокой привязанности и пресловутая Светлая сторона. Дарт Ксимо стал его вторым учителем, но никогда не был ему отцом.
Впрочем, Роан и не искал замену родителям. Слишком привык быть сам по себе.
— Возможно, эти подозрения не беспочвенны, и что-то можно исправить. Видения и сны никогда не приходят просто так.
По мнению Роана решить можно было практически все, кроме смерти. Вопрос состоял лишь в том, какими средствами и усилиями. Иногда цель оправдывала средства, иногда — нет. Время от времени приходилось платить сверх.
— Ничего критичного, — усмехнулся сит. — Пара дыр на плаще, несколько ссадин, поцарапанная броня. Нетрудно привести в порядок.
Эти слова можно было бы принять за мальчишескую браваду, однако Роан скорее иронизировал над собой. Куда как лучше отнестись к произошедшему с иронией, чем долго сетовать на провал. Тем более, что провал был ожидаем.

Отредактировано Дарт Роан (2016-03-27 13:23:44)

+1

16

- Возможно, - эхом отозвалась Тара. – Но сейчас это может подождать. У нас есть дело, и личные вопросы надо оставить в стороне.
У нее не было нужды себя уговаривать, потому что привычка и чувство долга были сильнее. Сейчас джедай сомневалась во всем: в ордене, в прошлом и будущем, в себе и своих силах, однако она не могла позволить себе потерять цель. Оставалось радоваться, что Джош Хорэс не был осужден на казнь, а только отбывал заключение в тюрьме.
Все же на душе стало немного легче.
- Мы в одной связке. Не хочу вас подводить, - твердо произнесла Тара, максимально раскрывшись. Джедай хотела, чтобы Роан почувствовал, что она не будет посыпать голову пеплом из-за одной незначительной неудачи и, принимая всю ответственность, несмотря на разницу принципов и взглядов, готова подставить плечо. Это было еще и признание главенствующей роли Роана. Так или иначе, они оставались воинами, поэтому иерархия имела немаловажное значение.
Не зная, что еще сказать, Тара вновь обратила внимание на снующего туда-сюда дроида.
- Я вижу, вы нашли приятеля, - пошутила кореллианка, указав взглядом на робота. – Откуда у вас этот республиканский астромех? – Назвав код дроида, она подозвала его к кровати. – Дружочек, иди-ка сюда.
Тара не стала скрывать того живого интереса, который всегда испытывала к технике. Это могло показаться странной и глупой привычкой, но с машинами и роботами она разговаривала, как с живыми.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-27 14:18:02)

+1

17

Тара твердила об общем деле как заведенная. Будто каждый раз пыталась от себя сбежать. Роан молча кивнул, не став ничего говорить. Слова об обязанностях вязли на зубах.
Когда-то давно, когда Роан еще был молодым джедаем, он столкнулся с различными толкованиями понятия "долг". Обычно это слово упоминалось, когда высшим чинам ордена необходимо было что-то получить. Если мастера на что-то старательно закрывали глаза, слово "долг" сразу же становилось неуместным.
В то время в Галактик-сити, как и в любых других планетарных мегаполисах, орудовала крупная группировка. Подпольная торговля рабами, наркотики и несколько громких убийств. Из-за коррупции преступники чувствовали себя вольготно, и практически никто не мог им помешать. Когда же наконец одним из сенаторов был поднят вопрос о решении этой проблемы, джедаи объявили, что будут сохранять нейтралитет.
Роан до сих пор помнил чувство возмущения, которое жгло изнутри. Уже тогда слова о Покое не помогали. Став рыцарем, он поспешил убраться из столицы. Туда, где руки Совета были не так длинны, чтобы слова о деле, долге и служении стали не только словами. 
Среди ситов тоже было достаточно лицемерия, но в отличие от своих оппонентов, темные лорды не рядились в одежды равновесия и добра. Если в Империи что-то не соответствовало своей цели или работало плохо — это меняли. Принцип касался всего, в том числе и людей. Поэтому рано или поздно те, кто переходил границы, уходили в небытие.
— Я знаю, и благодарен за это, — просто ответил Роан на слова Тары. Не вежливая отмашка, а понимание, которое куда как острее без слов. — Приятеля мне продали джавы. Вы же знаете, здесь можно что угодно найти... Мы его перепрограммируем, но здесь, - Роан легонько постучал по "голове" дроида, — кажется, что-то есть.

+1

18

- Можно? – дроиды часто записывали происходящее, передавали информацию, и Таре было интересно, что еще осталось в памяти этого. Ее любопытство было абсолютно естественным. Все равно, что спросить у нового знакомого, как у него дела. Джедай коснулась передней панели на корпусе астромеха.
- Мэйдэй, мэйдэй, мэйдэй. Терплю бедствие. Двигатель поврежден, - говорящий был взволнован, но докладывал разборчиво. Назвав свой позывной, он вновь повторил сообщение. Тара дернулась и побледнела, уставившись на дроида широко раскрытыми глазами. – Пятый и шестой сбиты.
- Тебя понял. Можешь катапультироваться? – прозвучал другой голос.
- Подо мной наш аванпост. Пытаюсь увести машину.
- Чаго… Чаго, - сдавленно пробормотала Тара. – Нет…
- Что с автопилотом?
- Не работает…
На этом связь оборвалась. Позабыв про раны, джедай подалась вперед и приложила к астромеху раскрытую ладонь. Она увидела, как пилот старается направить истребитель подальше от своих, ощутила его страх и решимость. Все случилось за считанные секунды. Машина с протяжным гулом рухнула на головы имперских солдат. Грохот, а потом тишина.
Если бы Тара и хотела скрыть увиденное от Роана, то не смогла бы. Он был свидетелем всего. Яростная, жгучая волна горя поднялась откуда-то из глубины, готовая вот-вот вырваться наружу, и кореллианка повалилась на подушку, застонав не от физической боли. Зажмурившись, Тара все повторяла и повторяла имя брата. В этот момент джедай задавалась только одним вопросом: почему она не почувствовала раньше, что Чаго в беде? Часть ее отказывалась верить в то, что он погиб, но разум подсказывал, что выжить не смог бы никто.
Тара не открывала глаза. Сжимала рукой простыни, безрезультатно пытаясь унять бурю эмоций, крушившую ее самоконтроль. В уголках глаз, наполнившихся слезами, защипало. Она уже и не помнила, когда плакала в последний раз.

+1

19

Невольно Роан вспомнил разоренный Корусант. Боль. Отчаяние. Безнадежность. Пустота, которую трудно заполнить чем-либо, как ни крути. Сколько не уговаривай себя, но нельзя быть готовым к такому. И сколькие бы не гибли на твоих же глазах, а кажется, что злая судьба минует тех, кто дорог.
И так раз за разом, пока не испустишь дух.
Возможно, Роан должен был сказать слова утешения, но сит молчал. Он считал бестактным вмешиваться в переживания Тары, и подобно тем же джедаям увещевать ее. Просто коснулся рукой. И сидел так до тех пор, пока кореллианка не открыла заплаканные глаза.
Он сожалел. О ее брате, о погибших имперских солдатах, о том, что найденный дроид стал вестником потерь. Без громких речей и нелепых наставлений. Лорд ситов просто продолжал находиться рядом, накрывая упрятанной в перчатку механической рукой сжатую намертво белую ладонь.

+1

20

Чем больше Тара сопротивлялась, тем сложнее было сдерживаться. В горле стоял ком. Поняв, что, в конце концов, захлебнется плачем, она разжала зубы, а потом открыла рот в немом крике. Тогда о себе напомнила физическая боль. Тара расслабилась и открыла глаза. Слезы текли по щекам, капая на подушку.
Все казалось таким ненастоящим, абсурдным. Трудно было удержаться от иронии.
- Мой брат… погиб, похоронив под собой несколько ваших солдат, - хрипло проговорила джедай. – А вы, сит, который предан Империи, утешаете меня. Мы ведь сами стольких убили на этой войне… Я громила ваши истребители, - Тара сдавленно зашептала. – Я ваш враг… Но, оплакивая брата, я сожалею и о смерти тех солдат, потому что и у них остались сестры, матери, жены и дети…братья и отцы… Кто-нибудь. Пусть даже любимый питомец, - она говорила неразборчиво, путаясь в мыслях, но надеялась, что Роан все же ее поймет. – Как все перемешано…
Это была не первая потеря: учитель, братья-джедаи и друзья-пилоты. Долгое время Тара боялась признаться себе, что именно боль утраты тайно питает ее стремление сражаться. Именно это чувство поначалу заставляло задевать Роана, заранее подозревать его в коварстве и враждебности, хотя он не причинял никакого вреда. Так легко ослепнуть на войне: тут свои, там чужие, свои – за правое дело, ну а чужие, конечно, за неправое.
- Спасибо, - Тара утерла слезы. Было бы несправедливо винить Роана в том, к чему он не имел отношения. Каждый пилот прекрасно знал, что и после тысячи удачных вылетов, после сотен раз, когда удается вырваться, находясь на волосок от смерти, можно однажды уже не вернуться.
- Чаго никогда не хотел быть героем. Он говорил, что все это глупости, которыми кормят романтичных юнцов. Предупреждал, что я со своими джедайскими идеалами и извечным желанием всех защитить скорее отправлюсь к праотцам, - кореллианка горько улыбнулась.
Сит сидел с ней, слушал ее, и Тара больше не спрашивала, почему. Впервые за тот короткий срок, что они были знакомы, ей захотелось, чтобы он снял шлем, не из любопытства. Она хотела посмотреть ему в глаза.

+1

21

Роан хотел было сказать, что трудно оставаться в стороне, когда человек из твоей команды испытывает горечь утраты. На горе, слезы и крики отчаяния он насмотрелся в достатке. Правда, некоторые лорды ситов не только оставались в стороне, но и убивали своих людей, когда видели малейшую слабость или провал операции. Бездумно избавлялись от ценного ресурса — тех, кто выжил, кто все еще готов был служить Империи.
Это был тупиковый путь.
Подчиненные побаивались Роана скорее по привычке, потому что в Империи существовала четкая иерархия, а лорды ситов находились в самой вершине ее, однако никто не мог сказать, что он пускает людей в расход. Любой из солдат мог обратиться с докладом или просьбой, и это было куда как эффективнее, чем молнии или сворачивание шей.
Может, Империя все еще не рухнула потому, что было огромное число обычных людей, искренне преданных ей...
В прямом смысле Тара не являлась "его человеком", но оставаться равнодушным Роан не мог. Ее горе задело и его, не потому, что они были связаны Силой. Эта нелепая кровопролитная война должна была когда-нибудь кончиться. Хоть логика событий и видения подсказывали, что бойне еще долго не будет конца...
Тара говорила, а лорд ситов молчал, за молчанием пряталась неловкость. Почувствовав желание Тары, Роан смутился еще больше и опустил голову. Нужно было сказать что-то обнадеживающее, но все, что крутилось на языке, походило на глупые агитационные лозунги. Поэтому, лорд ситов только и смог, что спросить:
— Хотите, я принесу воды?
Он хорошо знал, что такое задыхаться от боли.

+1

22

- Да… Пожалуйста, - тихо ответила Тара, тоже ощутив неловкость. Роану ненужно было самому приносить стакан воды, достаточно было бы дать знак, позвать, чтобы все забегали. С высоты своей власти он мог взирать на людей, как на винтики внутри большой машины, но Роан оказался человечнее многих.
В этот раз приподняться было труднее. Голова гудела. Сделав несколько глотков, кореллианка глубоко вздохнула. Она больше не рвалась, неизвестно куда, но на сердце лежала тяжесть, а в голове червями копошились вопросы. Каждый из них, еще предстояло обдумать. Неизвестно было, когда и где погиб Чаго. Они с братом не виделись несколько месяцев. Также непонятно, почему никто из родственников не сообщил печальное известие. Знали ли они?
Из всей семьи Тара была больше всего дружна с бабушкой, а чуть позднее – и с братом. Пока она была падаваном, они редко встречались и почти друг друга не знали. Все изменилось, когда Тару отправили помогать обычным, нечувствительным к силе, пилотам. Чаго направлял, давал советы. Он показал ей, как живут обычные люди с их слабостями, страхами и привязанностями. Тара изнутри увидела жизнь без медитаций и постоянных тренировок в овладении силой.
Смерть Чаго будто что-то в ней надломила. Страдание, страх, горечь, необъяснимая злость и чувство опустошенности парализовали джедая, несмотря на то, что она знала, как вернуться к покою. Тем важнее стало присутствие Роана.
- Как вы… как вы справляетесь? – Тара подняла взгляд на сита. Ей хотелось спросить и о том, есть ли у него кто-нибудь, к кому он привязан, но этот вопрос показался девушке нетактичным, и она промолчала. -  Я имею в виду боль, ярость и тому подобные негативные эмоции. Как вы справляетесь, не сдерживая их и не отрицая? Вы похожи на звезду, постоянно пульсирующую и пылающую. Как вы остаетесь человеком?
Она задавала опасные вопросы, но Тара внезапно поняла, что ей надоело отшатываться от Роана в непонимании.

Отредактировано Тара Хорэс (2016-03-30 20:07:16)

+1

23

— Покой — это ложь, есть только страсть, — ответил Роан.
В этот момент его слова могли показаться странными, но они были единственно верным ответом на вопрос Тары. Поэтому он продолжил произносить слова Кодекса Ситов. Слова, которые были наполнены особым смыслом, которым Роан находил подтверждение каждое мгновение и каждый день.
— Через страсть я обретаю силу. Через силу я обретаю мощь. Мощь приведет меня к победе. Победа сломает оковы. Сила освободит меня.
Слова звучали твердо, без утайки и без сомнения. Адепту Света они могли показаться кощунственными, но лорд ситов не мог смолчать, потому что не хотел ничего скрывать. Это не были глупо заученные фразы, по тому, как Роан произносил эти слова — уверенно и спокойно, становилось ясно, что он привык так жить.
— Желание достичь цели — это то, что заставляет меня идти вперед. Боль от потерь пробуждает ярость, а ярость придает сил. Я никогда не стану отрицать их, потому что я тот, кто я есть. Мы идем разными путями, но ищем одного и того же — свободы. Свободным можно стать, не боясь страстей.
Замечание о человечности вызвало у Роана невольную улыбку. Обычно он старался избегать подобных оценок и громких слов, просто поступал из чувства целесообразности, по велению долга или так, как подсказывало сердце. И этого было достаточно, чтобы относительно спокойно спать.

+1

24

Странно было слышать Кодекс джедаев наоборот. Поначалу Тара ощутила возмущение и все же дослушала до конца, не перебивая. Ей нравилась честность Роана. Он не казался оголтелым фанатиком. Просто верил в то, что говорил.
- Нет неведения – есть знание, - джедай не стала произносить текст, который знала с малых ногтей, целиком, потому что задавала вопросы не для того, чтобы спорить. – Это моя любимая строчка.
Многие знания порождали печали, иные были попросту опасны, тем не менее Тара привыкла полагаться на разум и владеть информацией. Заблуждения и предрассудки породили немало бед в Галактике.
- Не могу с вами согласиться. Но… - кореллианка задумалась, подбирая слова. – В этом что-то есть. Своя правда. Вы смотрите на наши философии как на две разные дороги?
Могло показаться странным, что Тара в такой тяжелый для нее час интересуется ситскими принципами, но ей нужно было отвлечься от мыслей о брате. Грешно было злоупотреблять вниманием Роана, и все же хотелось, чтобы он побыл с нею еще немного. Джедай по-прежнему чувствовала давление его силы, осязаемое и слышимое, однако теперь это мерное гудение, как ни странно, успокаивало.
- Знаете, Чаго говорил, что мы чудные и неправильные. И джедаи, и ситы, - пробормотала Тара. – Бредим Силой, спорим из-за кем-то давно придуманных слов, толком не знаем ни семьи, ни любви… Нас забирают младенцами и не спрашивают, чего мы хотим. Правда, - тут она едва заметно усмехнулась. – Правда, он признавал, что там, где проиграет десяток человек, справится один джедай или один сит. Он… - голос Тары дрогнул. – Он не хотел этой войны.
Конфликты происходили и без адептов Силы, сопровождая развитие всех разумных существ очень и очень давно. Республика и Империя не были первыми и не станут последними. Нет нужды спорить о том, по каким духовным идеалом жить, когда есть амбиции, а их и с той, и с другой стороны хватало.

+1

25

Многие ситы считали Кодекс джедаев отвратительно лживым. Роан, побывавший на обеих сторонах, был уверен, что Светлые адепты во многом заблуждаются. Сознательно открещиваться от чувств — все равно, что завязывать глаза, не будучи слепым. Глаза, которые могли быть очень зоркими...
— Да. Пожалуй, что так, — ответил Роан на вопрос Тары. Сейчас им обоим было не до философских споров. Не хватало еще выяснять, кто прав, а кто виноват.
— Конфликт — это развитие, он заставляет мобилизовать силы и идти вперед. Но затяжные конфликты изматывают и разрушают все, что было построено. Они заставляют тратить все больше ресурсов и сил, пока обе стороны не истощаться. Потом победители и побежденные долго приходят в себя. Проходит время, и все начинается вновь. Круг замыкается, и если нельзя его разорвать, приходится приспосабливаться. 
Да, это были совсем другие слова, нежели выкрики о необходимости постоянной борьбы с кем бы то ни было. Многие ситы не одобрили бы их, но Империя неумолимо проигрывала, и Роан слишком хорошо знал, какой ценой достаются даже маленькие победы.
Во время взрыва на Кореллии его накрыло обломками здания. Роан провел взаперти почти два дня. Придавленную, размозженную обвалившимися стенами руку, пришлось отнять. Не было никаких проблем с заживлением, аугментированная конечность прижилась на удивление хорошо. Но память продолжала болеть. Два дня — самая долгая медитация, отсутствие возможности использовать Силу, чтобы не усугубить завал. Это стало еще одним хорошим уроком.

Отредактировано Дарт Роан (2016-03-31 16:40:42)

+1

26

Тара вздрогнула, увидев раздробленные кости, пыль от густой каменной крошки и кровь. То, что она почувствовала, было лишь призраком боли, которую испытал Роан, но и этого было достаточно, чтобы дорисовать в воображении остальное. Два дня под завалами. Тара мысленно усмехнулась: и она еще сетовала на беспомощность.
- Вы правы, - коротко и тихо ответила кореллианка не ради отмашки. Ей и впрямь нечего было возразить или добавить к сказанному – настолько точно выразился Роан. Без ситов джедаям оставалось бы вести борьбу лишь с собой, но в этом случае не было бы и открытий, примеров доблести. По законам гармонии Света не существует без Тьмы.
Горе Тары утихло, отступив вглубь, но она знала, что боль будет возвращаться, и именно эта рана, возможно, не затянется никогда. Однако сейчас кореллианка ненадолго позабыла о ней.
- Где это случилось? – в ее голосе слышалось волнение.
На этот раз Тара сама уверенно протянула лорду ситов ладонь. Простой жест стал продолжением, возникшей между ними, связи. Не жалость, а понимание и безмолвное предложение быть выслушанным.
В этот момент было не так важно, враг Роан или друг. Тара уже давно заметила, что он отличается от многих других, и не желала ему вреда.

+1

27

— На Кореллии. Бойцы сопротивления, направляемые республиканцами, подорвали штаб. Каждый, кто отправляется на войну, знает, что может умереть... но все случается слишком быстро и, как всегда, неожиданно.
Сит осторожно пожал руку джедая и усмехнулся, иронизируя над собой. Тара должна была догадываться, скольких ее собратьев в зеленых одеждах он убил. И рассказ о том, как "захватчики получили по заслугам", должен был ее обрадовать. Однако сейчас они говорили не как враги, а потому ни у кого не было причин радоваться гибели имперских солдат или республиканского пилота.
— Вы думали о том, что бы вы делали, если б родились обычным человеком? Чем бы занимались тогда? Какой была бы ваша жизнь?
Помедлив немного, Роан признался, раз уж у них случился этот откровенный разговор:
— Мне очень понравилось быть в экспедиции, здесь, на Татуине. Не будь я лордом ситов, то, наверное, ковырялся бы в земле. Или работал в какой-нибудь лаборатории. Может, путешествовал бы по Галактике и чем-нибудь торговал, как наш общий знакомый...
Сказав это, сит задумался. Неисполненные мечты, пресловутое "если бы", никак не вязавшееся с реальностью. Роан знал, не будь он отмечен Силой, то сгинул бы на нижних уровнях Корусанта — там, где всегда темно. А если бы и не сгинул, то вырос бы одним из того отребья, что ради сотни кредитов готовы на все.

Отредактировано Дарт Роан (2016-03-31 18:57:29)

+1

28

Кореллия. Тара готова была умереть, сражаясь за нее, но вместо этого выполняла ответственное задание вдали от дома. Известие о падении храма зеленых джедаев тогда показалось дурной шуткой. Имперские войска просто не смогли бы прорвать защиту, но, как видно, ситы нашли лазейку, и вот Тара держала за руку того, кто принимал в этом участие.
Джедай чуть не рассмеялась, горько и устало. Ей бы надо ненавидеть Роана, но на душе была только печаль. Слишком многое пришлось бы вспомнить, начни они сводить счеты за все то, что случилось на войне. Никто не остался в белом.
Так или иначе, потеря Роаном руки Тару не обрадовала. Нахмурившись, она отвела взгляд в сторону, но ладонь не убрала. Ненадолго воцарилась тишина, потому что слова сожаления и сочувствия звучали бы лицемерно. Сама того не подозревая, джедай затронула сложную тему.
- Одно время я мечтала стать археологом, как бабушка, - откликнулась Тара, поворачивая к ситу заплаканное, бледное лицо. – Или копаться в архивах. У меня была такая возможность. Я чуть не завалила экзамен. Сложись все иначе, меня бы отправили в библиотеку.
Кореллианка пожала плечами, а потом, немного подумав, добавила:
- Но, скорее всего, мой выбор был бы невелик: либо стать офицером КорБеза, как отец и брат, либо выйти замуж за того, на кого укажут. Правда, моя старшая сестра немного изменила семейной традиции, но далеко не ушла. Она инженер.
Признание Роана прозвучало неожиданно. Тара невольно улыбнулась.
- Вы же терпеть не можете песок, - заметила она с коротким, добродушным смешком. – Но, вот представьте, если бы мы оба копались в земле в поисках древностей, то могли бы встретиться при более мирных обстоятельствах. Вы бы не носили перчаток и шлема, и мы бы говорили, глядя друг другу в глаза, в какой-нибудь кантине за бутылкой…
Тара с трудом сдерживала иронию в свой адрес. Вот уж размечталась.
- А откуда вы? И что бы сказали ваши родители, если бы вы стали искателем приключений?

Отредактировано Тара Хорэс (2016-04-01 05:43:26)

+1

29

КорБез... Роан прекрасно помнил уличные бои и воронки от взрывов. А ведь были среди жителей планеты и те, кто не противился Имперскому режиму. Империя обещала порядок и защиту от коррупционеров, и этого было достаточно. Когда ненадолго имперцам удалось одержать верх, многие, слушавшие выступление нового Премьер-министра, радовались искренне. И если бы не внутренние распри между ситскими лордами, республиканцы потерпели бы окончательное поражение.
— Можно примириться с неудобствами, если вы надеетесь на удачную находку, — ответил Роан, отпуская руку Тары.
Коррибан, Тайтон, Татуин, Белсавис, поиск следов и остатков ракатанской цивилизации. Удивительные находки, внушающие страх и восхищение одновременно. Желание найти и использовать любое преимущество.
Лорд ситов невольно вспомнил Ревана и его дроидов. Поначалу джедаи были рады бесчисленной армии, но все изменилось потом, когда стало ясно, что Реван одержим только идеей собственной мести, кое-как упакованной в обертку под названием "спасение Галактики".
Каким по счету был этот спаситель, Роан не смог бы сказать.
Потом настала очередь Тары задать неудобный вопрос. Слова о возможности смотреть друг другу в глаза Роан нарочно оставил без внимания. Подумав немного, лорд ситов ответил:
— Я родился на нижних уровнях Галактик-сити. Мать занималась мелким воровством и проституцией. Своего отца я не знаю. Так что не могу представить, что они могли бы сказать...

Отредактировано Дарт Роан (2016-04-01 14:32:09)

+1

30

Слова Роана и привычка смотреть на вещи реально опустили Тару с небес на землю. В юности судьба джедая представлялась одним огромным увлекательным приключением: разгадывать загадки, сражаться со злодеями, ловко обводить вокруг пальца самых хитроумных пройдох и, конечно, однажды спасти Галактику – об этом на самом деле мечтали многие, несмотря на мудрые наставления учителей. Жизнь расставила все по своим местам. На войне героям почти не было места, равно как и гуманности. И все же Тара никогда не сожалела, что стала джедаем. Это было бы попросту неразумно.
- Да, с этим не поспоришь, - согласилась кореллианка, а затем посмотрела на Роана, не скрывая удивления.
В общем-то не было ничего необычного в том, что будущий сит вышел из самых низов республиканского общества. Его могли поймать еще ребенком и продать в рабство, или же мать отдала его тому, кто больше заплатил.
- К сожалению, подобные истории не редкость, - тихо произнесла Тара, с пониманием взглянув на Роана. Смутившись, она не стала расспрашивать о подробностях.
Галактик-сити называли оплотом цивилизации, однако он ничем не отличался от прочих городов-гигантов: наверху красота и благополучие, а внизу грязь и нищета. Все лозунги о свободе были ничем для тех бедолаг, до которых никому не было дела.
Роан прошел тернистый путь от сына воровки и проститутки до лорда ситов. И это многое говорило о его силе.
Тара немного помолчала.
- Спасибо. За честность и откровенность тоже, - подумав, она добавила. – Мне бы хотелось не быть вашим врагом.

+1


Вы здесь » Кунсткамера » По образу и подобию » Трое в лодке, не считая дроида, эпизод шестой