Кунсткамера

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кунсткамера » По образу и подобию » Omnia vanitas, эпизод третий


Omnia vanitas, эпизод третий

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Название: "Omnia vanitas, эпизод третий".
2. Время: 18 амадина 306 года.
3. Место: Солнечный дворец.
4. Действующие лица: Алвин и Биливере Сайган.
5. Краткое описание: прошёл месяц после того, как брат и сестра составили свой план действий. И вот пришла пора собирать первые плоды.

0

2

Правильно говорят, что вода камень точит. Хоть молодая королева не славилась долготерпением,но всё же понимала, что задуманное не может исполниться тотчас же. И лишь Создатель знал, каково ей было выносить любовницу своего венценосного супруга, день за днём мозолившую глаза, и делать вид, что ничего особенного не происходит.
Впрочем, люди на службе у Сайганов не даром ели свой хлеб, слухи о том, что у леди Марлейн появился кто-то ещё, помимо Его Величества, распространились быстро, только вот хитрая сука, видимо, настолько цепко держала короля за причинное место, что, как и предсказывал Алвин, проку из этого вышло не много.
А вот афёра с подложным письмом получилась куда удачнее. Один из доверенных людей брата славился умением подделывать почерк, ему и передали выкраденное у бесстыдницы послание, чтобы был образец для другого, с куда более опасным содержанием, чем приглашение на ужин. В письме, что подбросили Его Величеству, был сжатый, но точный пересказ переговоров короля с представительницами Белой Башни, о которых полагалось знать лишь немногим. Адресата на бумаге ожидаемо не значилось, но и сомнений в том, чьей руке принадлежит это послание, возникнуть было не должно.
- Я положила его туда, куда ты посоветовал: не на самом видном месте, но и не убирала слишком далеко, чтобы непременно нашлось, - тихо рассказывала Биливере Алвину, которому через месяц примерного затворничества снова дозволили являться ко двору. Поэтому сейчас брат с сестрой сидели напротив друг друга в небольшой гостиной, соединявшей покои венценосных супругов, никого особо не таясь. Сплетники, правда, шептались, что монаршая милость вернулась к Сайгану-младшему ненадолго, но разве дети Верховного судьи будут обращать на это внимание?
Вдруг, словно в подтверждение слов Биливере, со стороны покоев короля послышались громкие голоса, по мере приближения которых не сложно было узнать и их обладателей: Его Величество был крайне недоволен своей фавориткой.
Глаза у королевы в этот момент загорелись радостью и азартом. Не желая пропустить ни одной подробности ссоры мужа с любовницей, но при этом прекрасно понимая, что на глаза им сейчас попадаться ни в коем случае нельзя, она проворно поднялась с софы и поманила за собой Алвина в сторону своих комнат. Не слишком крепкая дверь дала бы им возможность услышать всё, главное только - не дать заподозрить своё присутствие.

Отредактировано Биливере Сайган (2017-08-02 16:24:11)

+1

3

– О! Началось! Ну наконец-то, – радостно отозвался Сайган-младший и вынужден был поспешить прочь. Риск попасться и пропустить самое интересное был слишком велик.
Скажи ему кто раньше, что скандалы могут быть такими увлекательными, Алвин ни за что бы не поверил. В его семье мать никогда не ругалась с отцом, и все, что приходило в Доме Сайган, происходило по возможности тихо. Это негласное правило тишины нарушал разве что сам Алвин, время от времени споря с отцом. Однако и их перепалки были чаще всего хорошо завуалированными или случались за закрытой дверью. Там, где подслушать не сможет никто, и даже другие члены высокородного семейства.
Верховный судья умел хранить свои тайны.
Алвин спешно последовал за сестрой и тихонько, чтобы не хлопнуть, прикрыл двери. Разговор короля и фаворитки был похож на уличную трагедию. Хоть пьесу пиши.
– Тогда как ты объяснишь, что его нашли? – голос короля дрожал от гнева, и было слышно, что Эмон су Геленир Ри едва сдерживается.
– Я могу повторить лишь то, что уже сказала. Я не писала этого письма, – нарочито холодно отчеканила Марлейн. – Сам подумай, с чего мне делать это?
– Кому предназначалось письмо? – не унимался Его Величество. – Выходит, даже тебе я не могу верить, – король цедил слова сквозь зубы, любовница вторила ему. Оба были похожи на шипящих друг на друга змей.

+1

4

- Откуда я знаю, если я его не писала? - зло огрызнулась Марлейн, не привыкшая к такому обращению со стороны своего венценосного любовника и порядком уставшая от безосновательных нападок. Если бы ещё Его Величество не разозлился так сразу же, как только нашёл злополучное подмётное письмо, а дал ей время хорошенько обдумать случившееся!..
- Не смей мне врать! - процедил, будто сплюнул, король, и по тому, с какой злостью прозвучали эти слова, прятавшаяся за дверью Биливере поняла, что на этот раз они с Алвином поставили на правильную лошадь.
- Я и не... - закончить фразу Марлейн не успела, прерванная, судя по звуку, звонкой оплеухой. Королева тут же расцвела в злорадной усмешке. Единственное, о чём она сейчас жалела, так это о том, что не может ещё и видеть разыгрываемую сцену собственными глазами. Ну и ещё о том, что не может оттаскать любовницу мужа за волосы своими руками. Но ничего, если всё пойдёт так, как они с Алвином задумали, такая возможность у неё, дай Создатель, появится.
- Отныне вся твоя корреспонденция будет под строгим контролем, и молись, чтобы не предстать перед судом лорда Дэрингайла, - продолжал тем временем король, даже не подозревая, что этими самыми словами доставляет своей супруге такую радость, о какой та и мечтать не думала во время их не частых моментов супружеской близости.
- Если подсуетиться и приставить к этой твари нужных людей, то, уверена, мы продемонстрируем моему супругу ещё не одно подобное письмо, - чуть ли не со сладострастием прошептала Биливере на ухо брату.

+1

5

Услышав звук пощечины, Алвин невольно скривился. В голову пришла неприятная мысль о том, что так же венценосный супруг мог ударить и его сестру. Сайган, несмотря на любовь к странным забавам, никогда не был сторонником таких мер. Тем более, что они ни к чему хорошему не приводили. Имя отца, прозвучавшее во время ссоры, его тоже не слишком-то радовало. Алвин понимал, что сказано это было для острастки, до дела вряд ли дойдет.
Биливере чувствовала триумф, но ее старший брат размышлял сейчас о том, как легко попасть в королевскую немилость. 
– Да, верно… – ответил Сайган, думая о том, чем все это закончится.
Кратковременная удача его не интересовала. Хромой напряженно вслушивался в несколько секунд тишины, нарушаемой тревожными шагами.
– Ты забываешь, кто я, – наконец тихо сказала Марлейн, и Алвин был готов поклясться, что слышит в ее голосе змеиное шипение. – Ты забываешь, кто помог тебе.
Ответа не последовало. Король молчал, и Сайган, по правде говоря, ожидал звука нового удара. Но этого не произошло. После затянувшейся паузы Его Величество процедил короткое «Убирайся», но любовница, обиженная оплеухой, не собиралась этого так оставлять.
– Нет, я не уйду, – сказала она. – Ты ошибаешься, если думаешь, что все это пройдет бесследно. И ты, как последний дурак, идешь на поводу у наших врагов.
– Наших врагов? – переспросил король.
Марлейн иронично хмыкнула.
– Ты можешь приставить ко мне хоть всю свою охрану, тебе это не поможет.
Услышав это, Алвин многозначительно посмотрел на сестру. Любовница короля явно что-то знала, и сейчас у них был шанс это услышать.

Отредактировано Алвин Сайган (2017-08-09 13:51:17)

+1

6

Биливере словно приросла к двери, за которой сейчас разыгрывалась сцена, от исхода которой, возможно, зависело всё её благополучие. Уже неплохо знавшая своего супруга, она прекрасно представляла, как он хмурит брови во время повисшего на какое-то время молчания, как в раздражении меряет шагами комнату, а потом замирает и кидает на свою любовницу тяжёлый, недовольный взгляд, практически такой, каким одаривал жену, когда в очередной раз выяснялось, что наследника пока в королевской семье не предвидится.
- Не поможет от чего? - тоном, не предвещавшем ничего хорошего, процедил король. - Что ты ещё от меня скрываешь, лживая сука?
- Как будто ты не догадываешься! - взвилась Марлейн. Кажется, отвешенная Его Величеством оплеуха оказалась на пользу притаившимся за дверью Сайганам - обиженная фаворитка сейчас готова была выдать то, чего в иное время из неё вряд ли можно было вытянуть и пытками. - Сам подумай, зачем мне идти против тебя? А вот рассорить нас в пух и прах хотели бы многие. Взять хоть твою жёнушку. Кто лучше её проклятой семейки знает, о чём ты там ведёшь переговоры с этими ведьмами из башни? Думаешь, они просто так с такой прытью поддержали идею подложить её под тебя на законных основаниях? В этом письме гораздо больше сведений, о которых лично я не имею ни малейшего понятия, чем тех, о которых бы не был в курсе Дом Сайган.
- Чем бы это всё ни кончилось, я хочу, чтобы в итоге эта тварь оказалась на плахе, - прошипела Биливере, порядком разозлившаяся на слова о том, что её "подложили на законных основаниях", в первую очередь потому, что они не были лишены правды.
- Моя жена? - с усмешкой откликнулся тем временем король. - Да эта пустоголовая кукла не интересуется ничем, кроме нарядов и побрякушек, а мой шурин, который и правда мог бы провернуть что-то подобное, слишком дорожит своим недавно возвращённым положением при дворе, чтобы так рисковать.

Отредактировано Биливере Сайган (2017-08-12 14:36:48)

+1

7

Алвин присвистнул бы, если бы не строгая необходимость молчать. На лице Сайгана появилась нехорошая ухмылка.
– Какая догадливая, – издевательски прошептал он, имея в виду Марлейн.
Конечно, Эмон су Геленир Ри обладал значительной властью, но не настолько большой, чтобы докопаться до истины. Иначе бы ему пришлось открыто отказаться от поддержки Дома Сайган и потерять сильного союзника. Так что Алвин прекрасно понимал, что за иронией короля прячется злость и может быть даже отчаяние.
Правда, Алвину совсем не хотелось, чтобы Его Величество вымещал эту злость на Биливере.
– Смотри-ка, у тебя есть хорошее оправдание, – все с той же иронией добавил Сайган. Слова про пустоголовую куклу ему естественно не пришлись по вкусу. С другой стороны он сам всю сознательную жизнь строил из себя гуляку и повесу, чтобы никто не брал его в расчет. Даже собственные родители. Это давало определенную степень свободы.
Между тем Марлейн, услышав нелестный отзыв о Биливере, ненадолго притихла. Потом сказала:
– Подошли людей. Пусть хорошенько последят за ними. Дыма без огня не бывает.
– Не указывай мне, – тут же огрызнулся король, видимо, за долгие годы порядком уставший от мудрых нотаций, диктуемых из Башни, – я без тебя прекрасно знаю, что надо делать.
Неожиданная мысль озарила лицо Алвина широкой улыбкой.
– Сестрица, да она ревнует!
Фаворитка боялась потерять свое теплое и важное место при появлении молодой королевы. И Сайган полагал, что этот страх нужно использовать во благо себе и Дому.

+1

8

- Знаешь, однако третируешь меня вместо того, чтобы заняться поисками действительного автора этого письма! - прошипела вконец раздосадованная всем происходящим Марлейн.
Биливере же тем временем в подмеченной Алвином ревности радости видела мало - так задели слова супруга. Нарядами и побрякушками она интересовалась, что правда, то правда, но разве во всём мире была хоть одна женщина, которая не порадовалась бы новому платью или колечку на пальце? Вот уж кто бы мог подумать, что и это ей выставят в вину! Да и в глупости королеву было не упрекнуть, по крайней мере, она сама считала именно так.
- Что мне с того? - раздражённо прошептала Биливере брату. - Не предлагаешь же ты унизиться окончательно и пытаться перетянуть на себя внимание этого неблагодарного сукиного сына? - Сама мысль о том, что придётся пасть так низко в собственных глазах, вызывала у королевы неконтролируемый приступ раздражения, с которым та практически ничего не могла поделать.
- Тебя послушать, так вы все лучше меня знаете, как управлять страной! - осклабился тем временем король. - Сайганы, Мирадреды... Даже Тородреды всё пытаются поквакивать из своего болота! Неужели так сложно понять, что от женщины, с которой делю постель, я жду другого?
- Ха! Да была ли в твоей постели хоть одна, оказавшаяся там не потому что твою дурную голову венчает корона? - ухмыльнулась тем временем вконец уязвлённая королева.

Отредактировано Биливере Сайган (2017-08-16 18:35:01)

+1

9

– А то, что на этом можно неплохо сыграть, – сказал Алвин так, словно бы не заметил раздражения Биливере. Ее чувства были понятны, но чтобы добиться своего, королеве придется взять их в узду. Теперь было ясно, что, боясь быть вышвырнутой из королевской постели, Марлейн била на опережение. – Ты молода, красива. Сделай так, чтобы народ любил тебя. И тогда ему придется с тобой считаться, – сказал Сайган. – А ей придется подвинуться.
Власть. От рождения ее получают лишь немногие. Другим приходится бороться. Особенно если на кону Солнечный Трон. По мнению Алвина Биливере должна была стать королевой, любимой народом и Белой Башней. Но осуществить это будет нелегко, придется набраться хладнокровия и хорошенько постараться. Алвин собирался поговорить с сестрой об этом отдельно, когда закончится подслушиваемый ими скандал.
Нет ничего хуже, чем метаться меж двух огней. Хотя в случае короля их будет четыре. Жена, любовница, народ и Белая Башня. То-то будет потеха.
Услышав про Тородредов, Хромой вспомнил странное послание, полученное не так давно. Король что-то подозревал и, судя по всему, небезосновательно. Что-то знала и Марлейн, но предпочла указать пальцем на Сайганов, как на ближайших врагов, грозящих ее благополучию. Хотя до слухов о скандальной связи брата и сестры дети Верховного Судьи были более чем лояльны. Не хватало еще оказаться среди изменников. Не хотелось так быстро выбыть из Игры.

Отредактировано Алвин Сайган (2017-08-19 22:25:59)

+1

10

Наверное, сейчас Его Величество искренне сожалел, что выбрал себе в любовницы леди Марлейн, а не простую служанку, чтобы и правда только грела постель, а не совала свой хорошенький носик в дела, совсем её не касающиеся. Король отчётливо вздохнул, он порядком устал от этой склоки, однако же не мог ни оставить всё, как есть, ни отказаться от своих подозрений. Марлейн принадлежала к роду, игравшему в Кайриэне не последнюю роль, и недооценивать её, да и вообще Мирадредов было бы крайне недальновидно. Равно как и ссориться с Сайганами, какой бы скользкой и изворотливой ни была эта семейка.
- Следи за тем, что говоришь и делаешь, - всё ещё с раздражением, но уже без былого гнева процедил он. - Поверь, я уж до всего докопаюсь.
Следом за этими словами послышались затихающие в глубине комнат шаги. По всему выходило, что Его Величество покинул соединяющую венценосные спальни приёмную, так и не заметив, что у только что разыгравшейся сцены были свидетели.
И только лишь когда опасность быть обнаруженными окончательно прошла, Биливере осознала, насколько же была напряжена и возбуждена всё это время. Руки королевы тряслись, но не от страха. Постепенно раздражение на мужа, на его зарвавшуюся шлюху, да чуть ли ни на целый свет уступало жажде деятельности. Уже не сдерживая ни голоса, ни эмоций, она развернулась к Алвину:
- И что ты мне предлагаешь? Сделать вид, что не плевать на чернь? Раздать им самую большую за всю историю королевства милостыню? И только, Создателя ради, не говори, что мне придётся заискивать перед этим сукиным сыном! После всего, что мы только что тут услышали? - От одной мысли об этом Биливере охватывало отвращение.

+1

11

– Ни я, ни отец не сможем защищать тебя вечно, – сказал Алвин, как только они с сестрой выбрались из укрытия, и лорд Сайган убедился, что их никто не подслушивает подобно тому, как они сами слушали перепалку Марлейн и короля.
Сложив руки за спиной, Хромой принялся расхаживать туда-сюда, ступая на удивление мягко и почти бесшумно.
– По правде говоря, никто тебя не защитит. Ты вышла замуж за вдовца, Биливере. Никто так и не знает, что точно стало причиной смерти его бывшей жены. Говорят о загадочной хвори, которая случилась в одночасье, и с которой не смог справится никто. Никто, моя дорогая, даже всемогущие женщины из Башни. Подумай об этом хорошо.
Остановившись, он прищурился глядя на сестру, словно пытался угадать ход ее мыслей. Потом, словно маятник в часах, но гораздо медленнее, продолжил свою «прогулку» туда и обратно вдоль стрельчатого витражного окна. 
– Не обязательно любить простаков. Главное, чтобы они тебя любили. Их много и, поверь, вместе они очень сильны. Особенно тогда, когда собираются на площади в ожидании чьей-нибудь отрубленной головы. Тебе, молодой и красивой, словно роза, ничего не стоит пару раз показаться и улыбнуться им или их чумазым детишкам, как ничего не стоит облагодетельствовать кое-кого из них напоказ. Поддержка Белой Башни и Восседающей Красной слишком шаткая, и не стоит недооценивать чернь. Кстати, последние покупаются гораздо дешевле.

Отредактировано Алвин Сайган (2017-09-02 17:00:33)

+1

12

С Алвином, как всегда, спорить было сложно. Когда доходило до дела, Сайган-младший говорил исключительно по существу, вне зависимости от того, насколько приятны были излагаемые им факты. Вот и сейчас королева морщилась, словно пришлось отведать лимону.
О том, что рано или поздно придётся самой отвечать за все свои поступки, задумываться лишний раз не хотелось. Слишком легко и привольно жилось леди Сайган под крылом у отца и старшего брата. Слишком надёжной была их защита. А теперь ещё и замужество не оправдывало тех надежд, что она на него возлагала. Совсем не так представляла себе Биливере жизнь королевы.
- Кажется, ты был прав, когда не разделял нашего с отцом энтузиазма по поводу этого брака, - вздохнула она. Кому другому Её Величество не призналась бы в таком и под пытками. Но только не Алвину, ибо знала, что он, как и в далёком детстве, не станет задирать нос и злорадствовать. Только перед ним признавать собственную неправоту было легко и не обидно.
- И кого мне лучше облагодетельствовать? - задумалась она, явно не желая развивать тему того, что поддержка близких не вечна. - Наверное, надо подыскать кого-то с безупречной репутацией? Вряд ли толпа примется сочувствовать трактирным шлюхам и их ублюдкам. Какой-нибудь несчастный сиротка тронул бы больше. Только не слишком маленький, чтобы понимал, что большую часть времени придётся помалкивать. Эти дети и в сознательном возрасте восторга не вызывают, а с младенцем и вовсе никто не сравнится в своей омерзительности.
Кажется, Его Величество и не подозревал, сколь "удачную" партию выбрал для очередной попытки продолжения своего рода.

Отредактировано Биливере Сайган (2017-09-04 22:27:29)

+1

13

Алвин никогда не сомневался в разумности своей драгоценной сестры. Иначе бы связь между ними никогда не была такой крепкой. Иначе бы он не объяснял свой план так подробно и тщательно.
Перестав бродить туда-сюда, Сайган устало опустился в кресло. Потер пальцами переносицу. Биливере вняла его увещеваниям, и хоть она не совсем понимала, как следует поступать, направление ей виделось теперь достаточно ясно.
На самом деле, выказывая такой цинизм, Алвин хорошо относился к простому люду. Отчасти потому, что знал, что без простаков аристократия протянет ноги, отчасти потому, что видел, на что эти люди способны. Он думал, что от этого союза выиграют все.
Только бы Биливере по горячности не наделала глупостей…
– Возьми под опеку какой-нибудь приют, покажи благосклонность к ремесленникам. Почаще появляйся на публике и проявляй живой интерес ко всем важным делам. Он называл тебя «куклой», так вот пора Его Величеству избавиться от этой иллюзии. Чтобы потом, когда он и его зазноба попытаются снова открыть рот, у них не было ни малейшего шанса.
Сказав это, Сайган улыбнулся. Улыбка брата королевы вышла усталой и грустной.
– Народ не знает тебя пока, если ты сыграешь с ними в добрую королеву, они тебя полюбят, и тогда облить тебя грязью будет гораздо сложнее. И, кстати, подумай над тем, чтобы добиться полной лояльности гвардейцев. В конце концов, тебе не помешает завести свою маленькую личную армию. Случись что, ты сможешь воспользоваться их поддержкой.

Отредактировано Алвин Сайган (2017-09-06 17:49:26)

+1

14

- Целый приют?! - скривила носик Биливере, и не думая скрывать отвращение. - Может, лучше две ремесленных мастерских?
От перспективы улыбаться сопливым выблядкам, которые наверняка, как всё безродное отродье, примутся тянуть немытые ручонки к расшитому серебром подолу, королеву прошибал озноб. Уж лучше облагодетельствовать какую-нибудь тюрьму или помиловать пару десятков висельников. Но это вряд ли вызовет у народа нужный градус умиления и верноподданической любви, тут с Алвином опять было не поспорить. Зато второе его предложение показалось Биливере куда более заманчивым. Гвардейцы - не дети, да и выгоды их поддержка сулила куда более многочисленные.
- Главное, чтобы народ и правда не прознал, какая я на самом деле, - она многозначительно ухмыльнулась. Для брата уже давно не были секретом тайные пристрастия сестрицы, кои он и сам отчасти разделял. Только если Алвин всегда был осторожен и никого не принуждал, то Биливере била своих служанок по поводу и без, хоть и понимала, что подобное поведение не прибавит ей народной любви. Впрочем, об этом можно будет подумать чуть позже. Сейчас королеву больше заинтересовала идея с гвардией.
- В моё распоряжение традиционно входит один из полков, - почти промурлыкала она. - Поднять им жалование? Я бы подняла им кое-что ещё, но боюсь, пока придётся довольствоваться вялым хреном моего супруга. - По появившемуся раздражению в голосе Биливере легко было определить, что сейчас прозвучала шутка, в которой была изрядная доля правды, а едкие слова леди Марлейн попали точно в цель.

+1

15

– Приют, – подтвердил Алвин. – И пару ремесленных мастерских.
То, как торговалась Биливере, неожиданно развеселило его, а уж шутка про гвардейцев и вовсе вызвала смех. Правда, брат королевы вынужден был не хохотать в голос. Потому что так же, как подслушивали короля и его любовницу они с сестрой, кто угодно мог слушать их разговор за дверью.
Подумав об этом, Сайган поднялся из кресла и на секунду выглянул из покоев, а потом прошелся по периметру, тщательно проверив портьеры и углы, мысленно посетовав, что надо было делать это раньше.
К счастью, кроме них ни в комнате, ни за ее пределами никого не оказалось, и можно было дальше продолжать этот ставший веселым разговор.
– Я бы отдал им Его Величество, но, боюсь, никто не оценит этот дар. Повышения жалования мало. Людей очень трогает, когда венценосные особы интересуются тем, как проходит их жизнь. Жест должен быть красивым, поистине королевским, как говорят.
Взяв графин со стола, он наполнил водой стеклянный бокал. Сделал глоток, промочив горло, а потом, перестав улыбаться, с неожиданной серьезностью сказал:
– Никого из них не волнует, какая ты на самом деле. Главное, что о тебе говорят.

+1

16

Биливере чуть не застонала, видя алвинову непреклонность. Наблюдая за тем, как он в очередной раз проверяет, не подслушивает ли их кто, она с ужасом представляла себе грядущее. Как сдержать раздражение и не надавать по мерзким ручонкам прямо на глазах у всех тех, кого следовало бы очаровать, она пока не знала. И даже та лёгкость, с которой брат поддержал шутку, практически не радовала - Её Величество страсть как не любила подстраиваться под кого бы то ни было.
- Слуги меня не любят, но боятся, и мне это нравится. Вот что обо мне говорят, и это явно не то, что должны, чтобы наш план сработал, - вздохнула она, когда брат закончил с проверкой комнаты. - Но заткнуть им языки, думаю, проблемой не будет. Страх, знаешь ли, тоже не самое плохое оружие и...
Нет, если корчить из себя добрую королеву в каком-нибудь приюте Биливере со скрипом, но ещё согласилась бы, то притворяться и во всём остальном она бы точно не стала. Равно как не станет заискивать пере пренебрёгшим ею мужем, слишком уж унизительно это было. Да по сравнению с этим даже идея с приютом уже не казалась такой омерзительной! Правда, план их лишь на словах казался простым и понятным. Королева, внезапно осенённая очередной догадкой, прервала сама себя:
- Алвин, а как это - когда тебя интересует их жизнь? Ну, в смысле, как мне сделать так, чтобы они поверили, что меня и правда интересуют их проблемы и заботы?

Отредактировано Биливере Сайган (Вчера 22:45:30)

+1

17

Задумавшись, Алвин медленно отставил бокал. На столе, в плоской вазе, лежали фрукты. Взяв персик с темно-багряным бочком, Сайган аккуратно разрезал его маленьким ножом на дольки. Часть из них протянул на ладони сестре, подойдя к ней ближе.
Они часто делали так, когда говорили о чем-то. Когда еще не королева, а его любимая сестра, приезжала к нему на виллу или сам Алвин появлялся у нее или в родительском доме.
– Помнишь случай с якобы кузнецом? – неожиданно спросил он. Воспоминания о том дне были сколь поучительными столь и приятными. – Мы осмеяли бедолагу, хотя на самом деле он оказался высокородным. Это… примерно так же, только без смеха. Понимать, что каждый из них чего-то хочет, чем-то живет и… попытаться использовать это себе во благо. Ты права. Страх – хорошее оружие, но не в этом случае. Страх рождает ненависть, а ненависть – кровь.
Отойдя, Алвин вытер ладони салфеткой, а ведь как в детстве хотелось облизать сладкий сок с пальцев.
Биливере была испорчена, он, как ни странно, прекрасно это понимал. Как и то, что его сестра сможет притвориться по необходимости. Ведь не зря море обтачивает острые камни.

+1

18

Биливере оглядела дольки персика на алвиновой ладони, по привычке выбирая самую крупную. Отправила в рот, жуя не спеша и явно наслаждаясь сладким вкусом. Да, она привыкла к тому, что всё в жизни достаётся вот так, как этот персик: уже готовым и без малейших с её стороны усилий - только протяни руку. И будь её воля, всё так бы и оставалось, только вот не считаться с действительностью больше не получалось.
- Тот якобы кузнец только позорит свой Дом, недаром Тородреды в глубокой опале, - откликнулась Биливере, поначалу не совсем понимая, к чему клонит брат.
Однако очень скоро до королевы дошло. То, о чём толковал Алвин, было и логичным, и правильным, страсть как не любившая подстраиваться под кого бы то ни было, Биливере понимала нынешнюю необходимость. Но она научится. Наверняка ведь это не труднее, чем какой-нибудь замысловатый танец, которых она знала в избытке. Да и, в конце концов, понять и использовать - это же не принять и считаться! Если какой-то дискомфорт и придётся потерпеть, то не долго. А наградой за такую жертву станет контроль над королём и унизительное падение этой суки Марлейн. Второго Биливере, наверное, хотела даже больше.
- Но ты прав, - откликнулась она не только на слова брата, но и на собственные мысли. - До крови ещё дело дойдёт, уж я позабочусь.
Биливере легко поднялась с кресла, пересекла небольшое расстояние, что отделяло её от Алвина, и обняла его нарочито крепко, будто специально для того, чтобы кто-то, кто мог бы их подслушивать, аж подавился от злости. Королеве нечего бояться, королева честна перед мужем и страной, а недоброжелатели и злопыхатели пусть катятся к Тёмному.
- Они пожалеют, что не сдохли в тот день, когда решились пойти против Дома Сайган, - прошептала она брату в самое ухо.

Отредактировано Биливере Сайган (Вчера 23:11:58)

0


Вы здесь » Кунсткамера » По образу и подобию » Omnia vanitas, эпизод третий